воркингмамы 16 ноября 2017
Рейтинг: 0

«У меня не получалось совмещать ребенка в первый год жизни с чем-то еще»

Интервью с журналистом и автором книги «#тыжемать. Материнство по правилам и без» Надей Папудогло.

— Расскажите про вашу книгу, как она появилась, ждать ли продолжения?

– Книга появилась из блога о ребенке, а блог, в свою очередь, придумали мои подруги. Я немного потерялась в декрете – привыкла писать тексты на работе, в декрете лишилась этой возможности и хандрила. Закрывала пустоту тем, что писала тексты о жизни с ребенком, выкладывая их в Facebook. В какой-то момент мне позвонила моя подруга Стася, тогда – шеф-редактор журнала Vogue – и сказала: «Сделай уже блог». Я скачала шаблон для сайта, а дальше все пошло само собой. А потом сестра мужа сказала: «Мечтаю все это прочитать одним текстом». И я села писать тексты, которые смогли бы объединить все остальные. Так получилась книга, которая – тут мое огромное везение и счастье – понравилась издательству «КомпасГид», одному из моих любимых издательств. Так что все это череда счастливых случайностей. Продолжение будет, думаю, что уже скоро. И я пишу еще две книги, уже не блоговые, надеюсь, что-то получится.


— Есть ли для вас в материнстве правила? Особая система воспитания?

– Сейчас, когда моему сыну Косте пять, я окончательно поняла, что все правила относительны. У меня нет особых правил или системы. У меня есть глобальное желание, чтобы Костя рос счастливым и свободным человеком, я стараюсь делать максимум для этого. Есть несколько принципиальных вопросов, в которых я абсолютно последовательна. Например, избегаю наказаний. Сами по себе они бессмысленны, вот это вот «оставлю без сладкого и айпада на месяц». Я просто каждый раз объясняю ребенку, что пошло не так и какие у этого могут быть последствия. Еще я учу его сопереживать и чувствовать, мне кажется, это очень помогает во взаимодействии с окружающим миром.

26 ноября Надя выступит на SelfmamaForum, участвовать можно онлайн.

Тут есть еще нюанс. Как мы понимаем воспитание. Есть технические вещи: быть вежливым, уметь вести себя за столом и так далее. А есть не менее важные вещи. Например, парадигма «слушайся старших». В принципе, да, ок, но любого ли старшего должен слушаться ребенок и в любой ситуации? Мне кажется важным проговаривать с ребенком именно такие тонкости.

Если ты можешь не работать, но выходишь на работу, ты уверена, что ты хорошая мать? Сиди уж с ребенком!

— Как вы считаете, почему сейчас так популярна тема про чувство вины у работающих матерей? Что изменилось в обществе со времен нашего детства?

– Мне кажется, это результат сложного коктейля общего изменения условий жизни, традиционных взглядов на материнство и одновременно – его гуманизации. В моем детстве все окружающие мамы работали. Половина моих друзей ходила в ясли, то есть уже с двух лет их отдавали в детские заведения, так как мамы выходили на работу. Сейчас у нас – слава Богу! – есть выбор. Выбор работать или нет, где работать, какую нагрузку выбрать. Этот выбор стал своего рода ловушкой. Если ты можешь не работать, но выходишь на работу, ты уверена, что ты хорошая мать? Сиди уж с ребенком! Более того, мы сами стали очень внимательно относиться к детской психологии, искренне пытаемся с младенчества понять ребенка, читаем тонны книг о детях, поэтому часто мы чувствуем себя виноватыми из-за возникающего чувства, что мы даем детям меньше, чем следовало бы.

У меня была разновидность послеродовой хандры, ребенок не спал, у него были дикие колики, у меня не получалось совмещать ребенка в первый год жизни с чем бы то ни было

— Пришлось ли вам «воспитывать» в себе здравое отношение к материнству или оно сразу легко вам далось?

– Я не очень знаю, что такое здравое материнство. Мне нелегко далось первоначальное материнство само по себе. У меня была разновидность послеродовой хандры, ребенок не спал, у него были дикие колики, у меня не получалось совмещать ребенка в первый год жизни с чем бы то ни было. У меня выпадали волосы, еле сгибалась и очень сильно болела нога, – вот такой вот комок всего. В принципе, как любят говорить те, кто в белых пальто, мы все через это проходим и не жалуемся. А по факту было тяжело. Собственно, идея моей книги была дать таким же мамам как я, текст, в котором мы открыто говорим о том, что все не так просто. Все не так просто, но можно и посмеяться.

Я постоянно провожу ревизию собственных задач – что я могу, что я должна, что я хочу, выстраиваю таблицу и выбрасываю все, что не проходит проверку на приоритетность и желанность.

Моя серьезная проблема в материнстве сейчас – тревожность. Но это давняя проблема, она просто обострилась с появлением ребенка, который стал зоной уязвимости. Я работаю с этим, стараюсь, чтобы это мое свойство не было слишком ощутимо в наших отношениях в семье.

– Поделитесь родительскими лайфхаками вашей семьи?

–У нас есть простое правило – активное перераспределение. То есть тот, у кого в конкретный день больше свободного времени, подхватывает дела другого. Например, отвезти ребенка в сад, в спортивный клуб, погулять, уложить спать (это растягивается иногда на час-полтора, так что вполне серьезная задача). По факту часто это не работает, потому что мы с мужем оба бываем очень заняты. Часто в эту систему активно включена бабушка. Еще я распределяю какие-то регулярные вещи: что-то делает муж, а что-то я – из бытового.

У меня очень жесткое расписание каждый день, я стараюсь, чтобы день был прогнозируемым. И ребенку проще, когда есть режим и предсказуемость. Это не значит, конечно, что мы роботы, живущие временными слотами. Мы можем прогулять сад. «Забить» на дела и уйти в парк. Еще у меня есть одно важное правило: когда я прихожу с ребенком вечером домой, два часа мы проводим с ним вместе без телефонов, ноутбука, просто играем в прятки, читаем, лепим, валяем дурака. Ну, и я постоянно провожу ревизию собственных задач – что я могу, что я должна, что я хочу, выстраиваю таблицу и выбрасываю все, что не проходит проверку на приоритетность и желанность. Это позволяет быть более гибким даже тогда, когда тебе кажется, что у тебя куча дел и слепить из пластилина свинью ты не успеешь. На самом деле, можно и нужно успеть.

У меня нет деления на детские и взрослые места. Я просто оцениваю уровень искренней лояльности к детям в том или ином месте, делая для себя выводы, возвращаться или нет.

– Вы провели детство в Москве, каким оно было? Какие любимые места вашего детства вы показали своему сыну? Какие детские места современной Москвы вам нравятся, где вы бываете с сыном?

– У нас очень простая связность. Я выросла на Плющихе, это район Хамовники. Сейчас для моего ребенка Хамовники – это среда обитания, там его сад, кружки, друзья. Он знает и то место, где был мой дом (его снесли), мою школу, ходит в ту же библиотеку, что я в детстве, имени Гайдара. Мы гуляем вместе в парках, в которых я гуляла, когда была маленькой, самый любимый – у Новодевичьего монастыря. Еще он любит Музеон (но только летом, зимой его туда не заманишь) и сад Эрмитаж в любую погоду.
Про детские места мне сложно сказать. Москва стала очень детским городом, по моим ощущениям. Десятки музеев и других общественных пространств предлагают массы активностей для детей, есть множество интересных детских площадок, ресторанов с детской инфраструктурой и просто детских ресторанов. Но, если честно, у меня нет деления на детские и взрослые места, одно пространство слишком плотно интегрировано в другое, чтобы можно было это разделить. Я просто оцениваю уровень искренней лояльности к детям в том или ином месте, делая для себя выводы, возвращаться или нет.

 

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв