воспитание 15 февраля 2021
Рейтинг: 0

Как не превратиться в свою мать в воспитании детей

Как вырастить счастливого ребенка, используя свой собственный стиль воспитания, а не тот, что был в родительской семье.

Психолог Мэдлин Левин в своей новой книге «Самое ценное», вышедшей в издательстве МИФ, рассказывает, как воспитать чуткого и счастливого ребенка. Публикуем фрагмент из книги.


Привязанность: от мамы к ребенку

Раньше я думала, что мы наследуем стиль воспитания от своих родителей и что большинство из нас воспитывает своих детей почти так же, как воспитывали их самих. Есть целый корпус исследований теории привязанности, подтверждающих, что если у вас была тесная связь с матерью, то и у вашего ребенка, скорее всего, будет тесная связь и с вами, и с другими членами семьи.

У детей вырабатывается привязанность, когда родители демонстрируют тепло, поддержку, стабильность и сопереживают своим детям. В таких обстоятельствах дети чувствуют себя уверенно, входя в большой мир, и знают, что у них есть надежное убежище от невзгод. Привязанные к семье дети воспринимают себя позитивно, и их любят окружающие.

Другие, менее умелые родители формируют ненадежную связь со своими детьми. Они слишком тревожились, были недоступны, не умели настроиться на волну ребенка или слишком раздражались, и у них не получилось обеспечить надежное убежище. В результате ребенок не умеет формировать здоровые отношения и чувствовать себя достойным любви. Излишне говорить, что у детей с ненадежной связью с родителями меньше шансов воспринимать себя позитивно и налаживать отношения с другими людьми.

Стоит ребенку в жизни пережить потрясение  — серьезно заболеть, столкнуться в раннем возрасте со смертью кого-то из родителей или с финансовым крахом семьи, — и траектория этого ребенка может измениться.

Такая классификация — довольно точный и простой подход к воспитанию детей. Она предполагает, что мы, скорее всего, станем родителями более или менее того же типа, что и наши собственные. И всеобщее прозрение «не могу поверить, что я говорю как моя мама» стало предсказуемым продолжением каждой конкретной истории.

Теория привязанности по-прежнему играет очень важную роль в том, как психологи понимают принципы формирования отношений во внешнем мире и то, как мы воспринимаем себя внутренне. Однако это уже не статическая, а скорее динамическая система классификации. Наши отношения с родителями в раннем возрасте действительно оставляют глубокий, часто неизгладимый след, отражаясь на нас во взрослой жизни. Но есть и другие факторы, влияющие на это, и их великое множество. 

Нет ничего постоянного и мы можем изменить свой стиль воспитания независимо от собственного детского опыта.

С детьми, не имеющими прочной связи с родителями, происходит нечто позитивное, и они превращаются в детей с прочной связью. Они умны и талантливы, и какой-то надежный взрослый человек берет их под свое крыло и обеспечивает тепло, покой и поддержку, которых им не хватало. С детьми, имевшими прочную связь с родителями, напротив, происходит что-то плохое, и они утрачивают внутреннюю уверенность. 

Стоит ребенку в жизни пережить потрясение  — серьезно заболеть, столкнуться в раннем возрасте со смертью кого-то из родителей или с финансовым крахом семьи, — и траектория этого ребенка может измениться.

Повернуть время вспять

Да, наш стиль воспитания значительно влияет на детей, но есть и многие другие факторы. Это больно осознавать, поскольку это означает, что наши дети могут подвергаться такому риску, который мы даже не в состоянии предвидеть. С другой стороны, это также означает, что нет ничего постоянного и мы можем изменить свой стиль воспитания независимо от собственного детского опыта.

Моя подруга, замечательная мать, любящая и строгая, выглядит для постороннего глаза так, будто она унаследовала ген правильного воспитания. Хотя они с мужем оба учились в самых престижных вузах, я никогда не видела, чтобы кто-то из них чрезмерно заставлял детей что-то делать или контролировал школьные задания. 

Нельзя сказать, что она не держит высокую планку для своих двоих детей. Но они заметно отличаются друг от друга, и поэтому планка для каждого в значительной степени соответствует его темпераменту, интересам и возможностям. Вместо престижных школ (которых в ее районе много) она выбрала такие, где меньше давление, больше проектной работы и уделяется внимание развитию «ребенка в целом».

Одна из лучших мам, каких я знала, воспитывалась не столь же компетентной, а плохо настроенной на своего ребенка мамой.

Ее дети прекрасно развивались, и, хотя их интересы часто не совпадали с ее собственными, она всегда была полна энтузиазма, пусть иногда и сбивалась с толку. В течение многих лет я приводила ее в качестве примера, как надо воспитывать детей, и обращалась к ней за советом, когда нужно было принять трудное родительское решение. Я думала, что она унаследовала способность быть хорошей матерью от собственной мамы.

Как и в большинстве случаев дружбы между мамочками, мы говорили в основном о наших детях, мужьях и работе. Когда дети подросли и у нас появилось чуть больше свободного времени, мы больше узнали о жизни друг друга до появления у нас детей. Однажды за чашкой кофе она сказала мне: «Моя мама никогда не давала мне понять, что ценит или одобряет меня как личность, отдельную от ее собственных надежд и мечтаний, связанных со мной. Вместо того чтобы гордиться моими с трудом завоеванными достижениями, она, казалось, гораздо больше интересовалась, какое уважение снискала среди подруг. Я подозреваю, это потому, что ее собственный пример для подражания — чрезвычайно строгая мать, проявлявшая любовь в зависимости от ее поведения».

Я в изумлении раскрыла рот. Одна из лучших мам, каких я знала, воспитывалась не столь же компетентной, а плохо настроенной на своего ребенка мамой, которая, в свою очередь, шла по стопам собственной, оставлявшей желать лучшего.

Мне понадобились годы, чтобы позволить себе критически задуматься о собственной матери. Она стала вдовой в сорок два года; как я могла винить ее в чем-то?

Мои представления о наследственности воспитания были и подтверждены, и опровергнуты одновременно. «Но ты так тонко чувствуешь своих детей. Как тебе удалось все изменить?» Вдумчиво (за что я всегда ее ценила) она ответила: «Очень легко стать пленником своего прошлого, если мы не примем сознательного решения измениться». Нет, она не психолог. Но она умеет размышлять и анализировать свои мысли и чувства и была полна решимости не воспроизводить отношения, принесшие ей так мало пользы.

Как изменить стиль воспитания

Если «волшебные пули» воспитания  — это тепло, поддержка, стабильность и чуткость, то что же делать, если, подобно моей подруге, вы выросли не в такой среде? Возможно, ваши родители часто ссорились, или мама находилась в  депрессии, или отец был алкоголиком. Как вы разовьете в себе навыки, естественным образом прививаемые людям из более здоровых семей? Это вообще возможно? Ответ — твердое и обнадеживающее «да».

Мы не рождаемся готовыми к употреблению продуктами. Мы всегда способны на более глубокое понимание и перемены. Мы можем научиться быть теплее, эмоционально стабильнее, давать больше поддержки и лучше настраиваться на детей, независимо от того, как воспитывали нас самих. Это непростая задача, но, если у вас получится, это будет иметь огромную отдачу.

Я постоянно слышу от родителей, что они хотят, чтобы их дети жили «лучше», чем они. Иногда речь идет о деньгах или статусе. Но для большинства из нас дело не в том, чтобы наши дети зарабатывали больше нас. Мы хотим, чтобы они просто были лучше — как люди, граждане, родители.

Мы не роботы

У всех нас случаются дни, когда все эмоциональные ресурсы в нашем распоряжении, и дни, когда мы чувствуем себя вымотанными; мы не только родители, но и люди. Родители несовершенны и не должны стремиться к этому. Стремление к совершенству обязательно заканчивается разочарованием и часто депрессией. Однако мы хотим быть хорошими родителями, насколько это возможно, и мы не хотим, чтобы наша собственная история определяла наши родительские навыки или решения.

Это означает, что необходимо провести инвентаризацию как положительных, так и отрицательных сторон вашего стиля воспитания. Вы не предаете своих родителей, когда долго и тщательно размышляете об их сильных и слабых сторонах. Мне понадобились годы, чтобы позволить себе критически задуматься о собственной матери. Она стала вдовой в сорок два года; как я могла винить ее в чем-то? Но я поняла, что в процессе размышлений о том, как меня воспитывали, я фактически делала то, чего хотела бы моя мать больше всего: сама становилась лучшей матерью.

Я постоянно слышу от родителей, что они хотят, чтобы их дети жили «лучше», чем они. Иногда речь идет о деньгах или статусе. Но для большинства из нас дело не в том, чтобы наши дети зарабатывали больше нас. Мы хотим, чтобы они просто были лучше — как люди, граждане, родители.

Поэтому предположите, что ваши родители благословили бы ваши усилия, и объективно взгляните на их родительские навыки. Затем сквозь ту же призму проанализируйте собственные. Запишите свои мысли. Определите одну или две вещи, которые, по вашему мнению, больше всего компрометируют ваш стиль воспитания. Тревога? Депрессия? Проблемы в браке? Проблемы с душевной близостью? Легко выходите из себя? Трудно считывать эмоции близких? Записав их, вы преодолеете отрицание, справитесь с проекцией и начнете думать о том, какие изменения необходимо внести.

Беседы с ребенком не гарантируют, что вы проявляете эмпатию или находитесь на одной волне с ним. Обычно дети чувствуют, что с ними говорят, но не слышат их.

Три столпа воспитания

Чтобы воспитывать детей, мы сами должны постоянно расти и развиваться. Есть три вещи, имеющие решающее значение для нашей способности адаптироваться и расти вместе с ребенком.

Первая — это самоанализ, то есть глубокое понимание своей истории и себя самого. Вторая — это умение настроиться на чужое состояние, или эмпатия. И наконец, третья — гибкость, самый лучший навык в воспитании детей. Я пишу о самоанализе, эмпатии и гибкости так, как будто это отдельные категории, но на самом деле они больше похожи на треножник, чем на список. И для достижения максимальной эффективности все они подпитывают друг друга.

Сегодня родители научились разговаривать со своими детьми. Они обсуждают, спорят и объясняют бесконечно. Это, безусловно, большой прогресс по сравнению с тем, сколько наши родители разговаривали с нами, и здесь есть свои преимущества и недостатки. Но беседы с ребенком не гарантируют, что вы проявляете эмпатию или находитесь на одной волне с ним. Обычно дети чувствуют, что с ними говорят, но не слышат их. И их оценка часто точна. Связь с ребенком нельзя наладить пустой болтовней; она строится на точном понимании эмоций и точки зрения вашего ребенка. Здесь родители иногда сбиваются с пути. Они путают эмпатию с сочувствием, дискуссией или дружбой.

Наша задача — в том, чтобы воспитывать и направлять детей, а не воспроизводить самих себя.

Эмпатию проще проявлять тогда, когда наши собственные родители тоже ее демонстрировали. На нас уже настраивались, и, как правило, мы тоже знаем, как настраиваться на других. Мы уже поняли, что самоанализ  — это способ выяснить и устранить ущерб, нанесенный нашим прошлым. Но это и способ развить в себе способность к эмпатии. Сначала нужно разобраться, что нас радует и что вызывает разочарование. Это могут быть те же вещи, что радуют или разочаровывают наших детей.

Наша задача — в том, чтобы воспитывать и направлять детей, а не воспроизводить самих себя. И не нужно к этому стремиться. Одно из самых удивительных чудес жизни  — неповторимая уникальность каждого человека.

Гибкость  — это образ мыслей. Именно она позволяет нам выбрать лучший ответ из множества вариантов. Гибкость в воспитании детей не означает, что вы должны стать слабыми. Между потребностью ребенка в дисциплине и учетом обстоятельств и контекста при принятии решения существует тонкая грань. Но без гибкости вы вряд ли сумеете успешно воспитывать ребенка и, конечно, не будете сопереживать ему или анализировать собственные мысли и поступки. Отсутствие гибкости повышает вероятность того, что мы примем неудачное решение, потому что перешли в режим бездумной, безразличной, автоматической реакции «по умолчанию». Когда речь идет о наших детях, вряд ли это лучший способ принимать решения. На самом деле так вообще не надо принимать решения.

По материалам книги «Самое ценное»

 

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв