наши мамы за границей 29 сентября 2016 
Рейтинг: 0

Переезд в Черногорию: «Главный наш мотив – это наша дочь»

Про переезд с мужем и дочерью из Петербурга в Черногорию рассказывает Екатерина Панина.

Сейчас 6-летняя Софья ходит в местную школу, а Катя и её муж продолжают заниматься своей привычной работой – Катя редактор, а Денис IT-специалист и художник.

Про Петербург, домик в деревне и первую зимовку на берегу Адриатики

Я редактор и всю жизнь работаю с текстами. Моя профессия позволяет мне жить в любом месте, где есть доступ в интернет. До переезда в Черногорию я много лет работала за компьютером дома. Мы жили в центре Санкт-Петербурга, потом построили дом и уехали за город. Нам было непросто принять решение переехать с Садовой улицы в дачный поселок, но уже через полгода мы поняли, что никогда добровольно не вернемся обратно. Отказаться от чистого воздуха, белого снега, майских соловьев? Ни за что! А позже этот опыт сослужил нам хорошую службу — жизнь за городом подготовила нас к переезду в «провинцию у моря», где практически ничего не происходит.

В доме на самой окраине Санкт-Петербурга мы прожили несколько лет. У нас родилась дочь, муж каждый день ездил в центр на работу. В какой-то момент он начал работать удаленно. Стоял конец августа, близилась зима. Для тех, кто живет за городом, это не простые слова. Зимой частный дом требует больше хлопот: центрального отопления нет — нужно топить печь и камин ежедневно, график снегопадов непредсказуем — нужно звонить трактористу, чтобы почистил дорогу, и самим разгребать снег во дворе и т.д.. Как только отпала необходимость каждый день мужу отправляться в офис, я предложила ему перезимовать где-нибудь не в России. По большому счету, какая нам разница, в какой стране сидеть за компьютером? Разнится только вид из окна. Собственно, этим же аргументом я когда-то убедила себя переехать из центра родного города в загородный дом в «страшной глуши», в 20 минутах от метро «Проспект Ветеранов» (конечная станция метро – ред.).
Муж, к счастью, воспринял эту идею хорошо.

чг4

Стали думать, куда поехать. Почти сразу я предложила Черногорию, в которой отдыхала в июне того же года с трехлетней дочерью. И снова он согласился. Я до сих пор благодарна мужу за то, что он доверился мне в тот момент. Если бы у нас в семье были сомнения и споры — может, и не уехали бы мы никогда.

Надо сказать, что в Черногории до этого муж не бывал, а я была только две недели. Мы мало что знали о стране. Я могла предложить к обсуждению только мои туристические впечатления. Мы потратили некоторое время на изучение цен и юридических аспектов. Убедившись в том, что на жизнь там зимой нам хватит текущего заработка и мы не нарушим никаких иммиграционных законов, уже в первых числах сентября мы купили билеты на 1 декабря и удаленно сняли квартиру в Будве.

Тогда же я перечитала о стране все, до чего смогла дотянуться в интернете, и вступила в крупные группы в Фейсбуке, созданные русскими, которые живут в Черногории. Таким образом, еще до приезда в Черногорию я была в курсе всех местных реалий: какой закон приняли на прошлой неделе, на какой улице Будвы открылась новая детская площадка, где купить вкусный творог и где не стоит покупать мясо, как лучше отапливать квартиру и так далее.

Наша первая зимовка на берегу Адриатического моря длилась около четырех месяцев и была очень удачной (во многом благодаря тщательной подготовке). Разочарований не было. Мы влюбились в страну. Покидая весной Будву, мы уже твердо знали, что вернемся осенью. В конце сентября мы второй раз прилетели в Черногорию и остались уже до конца апреля. Сперва подумывали сменить город проживания, попробовать Херцег-Нови, но поняли, что прикипели к Будве. У нас появились добрые знакомые, у нашей дочери — друзья. В третий раз мы приехали в сентябре прошлого года с собакой, кошкой и намерением прожить здесь несколько лет. Оформили вид на жительство на год, который планируем продлевать, сняли небольшой дом с садиком.

чг6

Первое, что нам сразу понравилось – это чувство безопасности, возникшее здесь; понравились местные продукты, очень понравилось отношение к детям в обществе. Мягкая средиземноморская зима и хорошая экология были для нас приятным бонусом, но не целью. Я знаю, что здесь моего ребенка никто не обидит, что я могу идти по темной улице поздним вечером с дорогим телефоном в руках, что ничего не пропадет из машины, если я забыла ее закрыть. То есть, безопасность, пожалуй, основная причина, по которой я захотела здесь жить.

Поначалу я еще дергалась, пытаясь все время держать ребенка в поле зрения и контролировать каждый ее шаг, но потом расслабилась. Российские родительские фобии отваливались постепенно. В России она у меня была самой легко одетой девочкой на детской площадке, а здесь первое время — самой укутанной (хорошо хоть без шапки). Здесь зимой дети ходят с непокрытой головой (в +12), в кроссовках, лосинах и жилетках, надетых на тонкий свитерок или флиску. Наши, конечно, одеты намного теплее: сапоги, зимняя куртка или комбинезон. Шапка для русской мамы — вообще святое. Потеют, болеют, вот это вот всё. Я безошибочно определяю русских детей именно по тому, сколько на них одежды.

Второй момент, который меня поначалу просто шокировал, — привычка местных жителей приласкать чужого ребенка: положить ему руку на голову, потрогать волосы, потрепать за щечку, поцеловать ручку, даже (о, ужас!) взять на руки. Моя маленькая блондинка привлекала к себе повышенное внимание. Множество прохожих как бы машинально касались рукой ее макушки, к этому пришлось привыкнуть буквально за три дня. Однажды сотрудница магазина, выставлявшая на полки консервные банки, практически не повернув головы, протянула руку и пропустила сквозь пальцы длинные светлые волосы моего ребенка. Тогда это казалось странным. Сейчас — ничуть. Здесь действительно любят маленьких детей. После четырех-пяти лет такого внимания им уже не достается. При этом детям умиляются не только женщины, но и мужчины всех возрастов, и даже мальчишки-подростки. Более старшие дети чисто автоматически приглядывают на площадке или во дворе за более младшими — неважно, кто кому кем приходится. И это тоже очень хорошо.

Про школы в Черногории

Именно в Черногории, еще во время первой зимовки, моя дочь впервые пошла в детский сад (в России у нее была няня). Тогда ей было 3 года. И ходила в него как только мы приезжали. Сперва это был русский частный сад в Будве, который она обожала, потом, ближе к школе, частный черногорский сад на полдня. Я хотела, чтобы она подучила язык и не боялась на нем общаться.

чгВ местном саду нас ждали первые трудности. Софья отказывалась общаться с маленькими черногорцами, говорила, что не хочет и не будет учить черногорский (сербский) язык, не хочет идти в местную школу, а хочет учиться в русской. Плакала по утрам. Утешало только то, что, когда я через четыре часа приходила за ней в садик, она выбегала ко мне в отличном настроении. Воспитатели в саду были с ней терпеливы и ласковы. Подчеркну еще раз, сад был частным, в государственные садики здесь тоже очереди.

В школу здесь идут с шести лет. Берут даже пятилетних, если шесть исполнится до Нового года. Сейчас дочь учится в первом классе, и все идет по плану. Мне нравится черногорский подход к начальной школе. В первом классе дети очень плавно входят в процесс обучения, никакого стресса и шока. Задания похожи на наши садиковские, читать их даже не начинают учить (она читает по-русски еще не очень уверенно, поэтому меня эта ситуация устраивает), никто не пользуется шариковыми ручками — только карандашами.
В первую неделю обучения у них было по одному уроку в день, во вторую — по два, в третью добавился третий, а максимум в первом классе — четыре урока в день. Фактически, первый класс — это наша российская подготовительная группа. В черногорской школе дети учатся 12-13 лет, и первый год отводится на привыкание к процессу и формирование дружного детского коллектива. Например, детей часто пересаживают — посидев день-другой за одной партой, они лучше узнают друг друга.

В Будве есть две частные русские школы. Стоимость обучения — от 250 до 400 евро в месяц (фактически, равна стоимости аренды квартиры). Мы не рассматривали русские школы по ряду причин, в том числе — хотели максимально «вписать» ребенка в местную среду и в классический детский коллектив. В русских школах классы очень малочисленны, буквально по два/три/пять человек. Многие наши знакомые дети учатся в русских школах. Их родители, в целом, довольны, но мы выбрали другой путь. Перед тем, как записывать дочь в обычную городскую школу, я консультировалась с теми русскоговорящими мамами, чьи дети учатся с местными, и, в принципе, знала, что нас ждет. Пока ожидания оправдываются.

Параллельно дочь учится в первом классе местной музыкальной школы. Инструмент здесь начинается со второго класса, а пока — сольфеджио и хор, все очень весело и интересно. В школу дочь бежит вприпрыжку. С черногорским садом такого энтузиазма не было, хотя сейчас она вспоминает время, проведенное там, с нежностью.

Мне кажется, что дочь вполне адаптировалась в новой стране. При переезде мы взяли с собой все ее игрушки и книги. С лучшим другом, оставшимся в России, она общается по скайпу (а совсем скоро он с родителями приедет к нам в гости). Зимой девочка говорила, что скучает по снегу, — мы садились в машину и ехали в горы, где полно снега. Это всего полчаса езды. Она лепила снеговика, валялась в сугробах, и мы возвращались обратно на побережье.

У Софьи здесь много хороших приятелей и друзей. За два полных года, проведенных здесь, мы постоянно ходили на разные занятия — на лепку, на танцы, на русский язык. Этим летом Софья занималась с логопедом и училась кататься на роликах под руководством опытного фигуриста. Звук «р» выговаривает теперь идеально, на роликах катается очень уверенно. А с сентября вернулись привычные занятия — русский, танцы. Отмечу, однако, что все эти курсы и мастер-классы организованы, прежде всего, выходцами из России или Украины для русскоговорящих детей, которых здесь очень много. Они, безусловно, делают жизнь ребенка богаче и интереснее, но не способствуют адаптации так, как, например, школа или местные спортивные секции, где тренер говорит только по-сербски.

Про адаптацию взрослых

чг14

Я заметила, что в эмиграции женщины первыми адаптируются и быстрее начинают говорить на новом языке — как правило, именно жены и матери больше общаются с врачами, воспитателями, учителями, записываются на фитнес, знакомятся с местными мамами на детских площадках. У нас просто нет другого выхода — нам нужен язык. Сейчас мы дома часто употребляем сербские слова. Дочь, если хочет привлечь внимание, переходит на сербский — она знает, что мы тут же все бросим и начнем умиляться. В целом, думаю, знания языка мне хватает для жизни здесь, но я не удовлетворена своим уровнем, поэтому продолжу заниматься. В конце концов, скоро наш ребенок будет говорить так хорошо, что сможет нас поправлять.

В целом, я очень довольна выбором страны для жизни. Мы довольно быстро обжились и счастливо избежали большинства ошибок мигрантов. Жизнь здесь течет неторопливо, никто никуда не бежит, люди стараются не нервничать по пустякам, развлечений мало, событий тоже не много. Кстати, именно этот ритм жизни не все могут принять. Я знаю людей, которым здесь было откровенно скучно. Однако для жизни с маленькими детьми (если они не болеют) это идеальная страна.
Я не зря сделала оговорку про болезни. Довелось нам здесь столкнуться и с местной медициной. Могу сказать только, что здесь, как и в России, лучше не болеть. Со специалистами и медицинскими услугами в Черногории не очень все гладко. Что-то простое здесь вылечат, а с чем-то серьезным люди едут домой, в Россию, или в Белград. Например, подруга возила в Москву своего ребенка с сосудистым новообразованием, которое там за 10 минут убрал криохирург, а здесь четыре врача только пластырем заклеивали. Знакомая свою новорожденную дочь с пороком сердца возила на операцию в Италию.

чг5

Великолепная природа и мягкий климат Черногории — настоящий подарок для нас. Местные жители, узнавая, что мы из Санкт-Петербурга, часто задают один вопрос: «Как вы могли переехать из такого прекрасного города в нашу деревню?» Мне сложно им объяснить, как мы могли. Питер у нас с мужем в крови, мы очень любим родной город, но нам пришлась по душе Черногория с ее горами, озерами, ласковым морем и щедрым солнцем. Нас не пугает отсутствие крупных музеев и театров. Географически Черногория расположена так, что на машине не сложно добраться в другие страны Европы. Мы объездили все соседние страны, навещали друзей в Италии, недавно возили ребенка в зоопарк в Словению, собираемся к друзьям в Германию.

Нам здесь легче, чем многим другим «понаехавшим». Нам не пришлось искать работу в незнакомой стране, мы не теряли деньги на неудачных сделках с недвижимостью и не пытались открывать здесь свое дело. Я видела семьи, которые приезжали в Черногорию впервые и «навсегда», не узнав о стране ровным счетом ничего, кроме того, что сюда не требуются визы. Они искали работу, выживали, теряли последние деньги на сомнительных проектах, разочаровывались и возвращались обратно. Для семей с детьми это настоящая трагедия — дети очень зависят от планов родителей и вынуждены проходить через все сложности вместе с ними.

Про трудности перевода

Я начала учить сербский язык еще до первого выезда на зимовку. Здесь продолжила занятия с частным преподавателем. Муж пока не спешит учиться, но уже немного говорит по-сербски. Софья пока свободно не говорит, вернее, комплексует и стесняется. На вопросы отвечает свободно, задания в школе понимает. Среди местных детей друзей пока не завела, но у нее есть приятели в школе, с которыми она ходила в один садик.

чг8

Дома мы говорим по-русски, конечно. С местными общаемся, но пока немного. С соседями, в магазинах, на прогулке с собакой — всякие small talks. Мне вот сейчас приходится общаться с учителями в школе и музыкалке. Приятельствуем с нашим преподавателем сербского — он очень интересный человек, но и с ним мы часто переходим на русский.

У нас тут появились друзья — выходцы из разных городов России и Украины, мы отлично ладим. Общение началось, в основном, из-за детей. Дети почти все ровесники в компании. Круг общения тут формируется быстро, в том числе благодаря группам русским в фейсбуке.

 


Про планы на будущее


Пока мы просто живем и делаем привычную работу. С другой стороны, наше благополучие очень зависит от наших российских доходов, а с нынешним курсом евро это совсем не весело. Мы достаточно загружены, поэтому не можем похвастаться частыми прогулками по берегу моря, хотя до пляжа от нашего дома — 5 минут пешком. Я, например, купалась прошедшим летом всего пять раз. Пока рано говорить о том, что нас ждет. В планах — жить здесь, пока Софья получает среднее образование. Возможно, что-то изменится с работой — нельзя забывать, что в России экономический кризис.

Дочери здесь нравится, хотя она не совсем понимает, зачем мы переехали в другую страну. Она задает вопросы, мы много говорим на эту тему. Со временем, надеюсь, она поймет наши мотивы. Наш главный мотив — она сама.

***
Наталья Фридман

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв