воркингпапа 19 марта 2020
Рейтинг: 0

Основатель Московского Театра Юного Актера: «Если ребёнок необщителен и замкнут – ведите его в театр»

Интервью с Александром Львовичем Федоровым, театральным папой тысяч детей, основателем и бессменным режиссером Московского Театра Юного Актера.

— Театр сильно проникает в повседневную жизнь?  

А.Ф.: Да, конечно! Весь график жизни подчинен театру. Театр зачастую побеждает семью (смеётся). Конечно, так и получается, несмотря на то, что в семье очень близкие люди, которые нуждаются в моей заботе. Но театр – это десятки человек, а сейчас уже сотни, которым тоже нужно внимание и часть моей жизни.

Театр зачастую побеждает семью.

— Расскажите о ваших детях. 

А.Ф.: У меня есть двое детей – девочка Маша и мальчик Егор. Девочке Маше скоро исполнится 37 лет, а мальчику Егору – 25 лет. Это мои дети. Они во многом пошли по моим стопам — работают в сфере искусства. Мария работает в театре заместителем директора по развитию театра. Егор – театральный художник. Он закончил ВГИК им. Герасимова, как художник постановщик, и работает над спектаклями у нас в театре и в других театрах Москвы.

— Вы рады, что они тоже имеют отношение к миру театра?

А.Ф.: Естественно! Это традиция всего мира. И люди обычно очень рады, когда образуются династии. Особенно в театральном деле. Есть, например, поколения актёров, поколения режиссеров.

— Можете вспомнить то время, когда они были маленькими? Как вам удавалось совмещать работу театрального режиссера и воспитание маленьких детей? Как делили обязанности с женой? Были ли помощники?

А.Ф.: Самый главный помощник – это моя жена. Она мой помощник и в деле воспитания детей, и в моём собственном воспитании. Во всех моих проблемах и событиях она принимает самое живейшее участие. Что касается Егора, то он посещал занятия театром, потому был немного поближе ко мне. Маша в театре не была, но, как видите, выбрала театральную стезю и закончила продюсерский факультет ГИТИСа.

Маленькими они были замечательными и смешными. Егор разрисовывал все стены в квартире. Мы их даже не обклеивали обоями. А когда мы закрашивали все его детские рисунки, он очень печалился – потому мы перестали их закрашивать, а он продолжал рисовать. Потом мы стали покупать ему краски и большие листы бумаги. Он любил рисовать не в альбомах, а на больших листах. Мы покупали ему листы и постепенно обклеивали обоями квартиру. И когда Егор смог открыть комнату своей сестры, первое, что он сделал – залез на стул и разрисовал плакаты с голливудскими актёрами – Леонардо ДиКаприо, Джонни Деппом. Это было его первое вторжение в личную жизнь сестры. Она, конечно, обиделась, но к сегодняшнему дню уже, думаю, простила его.

— Часто родители из мира искусства не хотят, чтобы дети шли по их стопам, а как было у вас?

А.Ф.: Я хотел, чтобы они связали свою жизнь с театром. И до сих пор, где-то в глубине души, я хочу, чтобы Егор пришел в режиссуру. Я даже не знаю, почему многие деятели театра не хотят, чтобы их дети шли по их стопам. Ну, наверно, их театральная жизнь была настолько нелегка и опасна, что они не хотят, чтобы их дети повторили их путь. Мой Театр другой. Поэтому  я не испытал такого негативного опыта. Либо же родители-актёры, и не только они, слишком требовательны к детям и боятся, что их детей будут сравнивать с ними. И если, например, актёр выдающийся, то ребёнку всегда сложно быть рядом с такой звёздной личностью. Всегда все сравнивают.

—  Каких методов воспитания вы придерживались и придерживаетесь до сих пор с собственными детьми?

А.Ф.: Метод убеждения и метод выхода с ребёнком на одну площадку. На площадку откровенности и искренности. Быть  с ними искренним человеком. Открытым, а иногда даже громким. Нельзя скрывать свои переживания от них. Дети должны знать, что родители волнуются за них, что им очень интересно то, чем они занимаются. Искренность и доброта.

— А какие используете со своими театральными детьми?

А.Ф.:  Не может быть чего-то другого – в семье ты один, а в театре другой. В театре, быть может, я больше фантазер, нежели в семье. Потому что в семье-то знают мою жизнь. Не могу же я в семье придумывать какие-то истории. А в театре могу. Придумываю – и сам в них верю. Иногда даже сам не разбираюсь – что я выдумал, а что случилось со мной в реальности. Ну, как сказал один выдающийся актёр, и просто выдающаяся личность, Юрий Владимирович Никулин: «Ты должен быть с ними клоуном. Потому что у циркового клоуна в запасе, в кармане, всегда есть гэг. Это что-то неожиданное. То, чего публика не знает и не ожидает. Вот эта самая неожиданность, эта тайна, должна всегда присутствовать в тебе. На каждой репетиции ты должен открывать им какую-то страничку того нового, чего они не знают. То, чего они еще не прочитали и не испытали. Каждый раз чуть-чуть, но новое». Поэтому они и приходят в театр за новым, приходят за каким-то откровением.

— Вас по сути можно назвать театральным папой тысяч детей. Каково это – быть многодетным отцом?  

А.Ф.: Здорово! Это славно, когда у тебя так много театральных детей. Это, конечно, сложновато, потому что каждый из них думает, что ты только его или её театральный папа. Но я их помню всех. И каждому хочется помочь. Я всегда говорил всем: «Ребята, каждый из вас положил свой кирпичик в здание нашего театра. У каждого из вас есть собственный кирпич. У кого-то один, у кого-то два, а то и три или даже целая стенка. Но каждый из вас строил этот театральный дом, а значит, каждый имеет право быть здесь, получить помощь от него». Главное, чтобы они не забывали о том, что они были здесь.

Не актёрское мастерство меняет ребёнка, а нахождение в театре.

— Вы столько лет работает с детьми, в театре. Актерское мастерство сильно меняет ребенка?

А.Ф.: Я скажу, что не актёрское мастерство меняет ребёнка, а нахождение в театре. Театр – это, прежде всего, общение. Это на 90 % общение глаза в глаза. Дети сейчас очень мало общаются. Они общаются, в основном, с гаджетами, или же через них. Живое общение из-за этого сильно сокращается. В театре дети учатся слышать друг друга, они учатся слышать режиссера, они учатся видеть что-то за словами пьесы, видеть характер персонажа.  Они становятся более открытыми, более общительными и, конечно, более дисциплинированными.

Есть одна «неполность» в моей жизни. Я не очень много бываю в театрах.

— Как успевать быть успешным театральным режиссером и успевать жить полной жизнью?

А.Ф.:  А как может быть успешный театральный режиссер, который не живёт полной жизнью? Успех в театре – это и есть полная жизнь. Я успеваю читать, смотреть, общаться с людьми, с детьми, с актерами. Это и есть моя полная жизнь. Поэтому одно другому не мешает. Если вы имеет в виду, успеваю ли я что-то другое? Да, к сожалению, не очень успеваю ловить рыбу и ходить за грибами. Я очень люблю и первое, и второе.  Не успеваю съездить в  деревню, где жил мой дедушка. Хотя, еще есть одна «неполность» в моей жизни. Я не очень много бываю в театрах. А хочется. У меня ведь не один театр, а два. Еще и московский музыкальный театр для детей и молодёжи «Экспромт». К тому же курс во ВГИКе, где я являюсь профессором актёрского факультета.

— Как вы обычно проводите время своей семьей?

А.Ф.: Вечером. Поздно. Я приезжаю домой в 9 часов, а иногда и в 11. И вот провожу с ними время до часу. Ну, и утром, за завтраком. Потом я уезжаю на работу. Если же есть выходной день — я часто живу за городом. Дышу воздухом, гуляю с женой, а если кто-то из детей приедет, то уж совсем хорошо.

Главная семейная традиция – быть внимательными друг к другу.

— Какие у вас есть семейные традиции?

А.Ф.: Обязательно отмечать дни рождения. Не широко, но отмечать. Справлять вместе Новый год. Но главная семейная традиция – быть внимательными друг к другу. Я не понимаю, как некоторые люди не отмечают Новый год или дни рождения друг друга. Я знаю таких людей, которые просто не отмечают эти праздники. Я против этого. Пусть это будет маленькое отмечание, пусть это будет поздно вечером, но это обязательно должно быть. Обязательно. Вот такое внимание друг к друг – это традиция нашей семьи.

— Можно сказать, что МТЮА стал вашим домом и домом вашим детям?

А.Ф.: Конечно, это мой дом и, конечно, это дом для всей нашей семьи. По-другому и не может быть. Я же не совсем наёмный работник. Я этот театр придумал и сделал. Если бы я пришел в какой-то театр на какое-то время как очередной режиссер или же главный режиссер, а до этого работал бы в другом театре – тогда это была бы совершенно иная ситуация. Но я этот театр, повторюсь, придумал и сделал. И живу в нём уже 30 лет. Половина моей жизни.

— Представьте свой идеальный семейный день. 

А.Ф.: (смеётся) Идеальный семейный день? Просыпаюсь, завтракаю, выхожу на улицу, ловлю рыбу, собираю грибы. Рядом со мной вся моя семья. Насаживает ли наживку на крючок или же готовит уху, жарит шашлык. Внук бегает вокруг меня, Егор рисует и поёт песни, Маша рассказывает о новых проектах, а жена подходит сзади ко мне и крепко обнимает. Мои родители сидят поодаль в креслах-качалках — обсуждают мою рыбную ловлю. И собака моя бегает рядом с нами и лает по-французски, потому что она французский бульдог. Ну, конечно, такой идеальный день – это недостижимость.

У меня на шее была белая полоска. Потому что я сидел на пляже, наклонившись, и писал сценарий.

— А как вы сами лично отдыхаете?  Откуда черпаете вдохновение?

А.Ф.: Уезжаю из Москвы с женой. Мы зимой ездим в отпуск в тёплые края. Там нам удаётся быть вместе, отдыхать, думать, говорить. Я вот недавно отдыхал на тёплом море и очень странно загорел. У меня на шее была белая полоска. Потому что я сидел на пляже, наклонившись, и писал сценарий. Продумывание новых спектаклей, написание сценариев – это тоже отдых.

Иногда я люблю побыть один. Чтобы привести в порядок что-то внутренне, мозги, помечтать, подумать и в голове, и на бумаге. Это тоже мой отдых. Мои родные и близкие меня в этом понимают.

— Чему вас научили ваши собственные дети?

А.Ф.: Любви. И уважению к ним.

— Можете вспомнить свой самый любимый детский спектакль, когда вы были маленьким?

А.Ф.: Я очень хорошо помню спектакль Малого театра «Твой дядя Миша» с потрясающим народным артистом СССР Хохряковым Виктором Ивановичем. Он играл главную роль. И я очень любил этот спектакль. Но потрясением для меня была опера «Пиковая дама». Я был маленький, но родители уговорили служителей на входе, чтобы меня пустили. Мы сидели в ложе. Для меня это было поражение, в хорошем смысле этого слова. Я был в каком-то восхищении, даже состоянии волшебства, когда вдруг занавес открылся, заиграл оркестр, запели актёры.. Это было удивительно.

— А на какой первый спектакль в театр вы отвели своих детей?

А.Ф.: Честно говоря, не очень помню. Но помню, что один из первых спектаклей, куда я отвёл Машу – это была «Синяя птица». Кстати, я забыл сказать, что в детстве мне очень понравился этот спектакль, а особенно роль Хлеба. Хлеб тогда играл знаменитый спортивный комментатор Николай Озеров. Он оказался еще и актёром МХАТа. Совмещал две такие профессии! Вот, я отвёл Машу на этот спектакль. Ну, а потом, когда они были маленькие, ходили на спектакли моего театра. Потому что Маша родилась в 83 году, а театр организовался в 88 году. И в 1989 году у нас уже шли спектакли. Маше уже было 6-7 лет. Поэтому первыми их театральными впечатлениями были спектакли нашего театра. Но я их водил и на музыкальные спектакли моих друзей. Например, на детские спектакли в театр им. Ермоловой.

— Сейчас в тренде бэби театр для малышей буквально от 6 месяцев. Как вы к этому относитесь?

А.Ф.: Я отношусь к этому очень хорошо.  Это действительно хороший тренд. Но нужно быть очень аккуратным, потому что детская психика нежна, ранима и очень открыта. Поэтому водить детей на такие спектакли нужно с осторожностью. Нужно сначала очень точно узнать, что за спектакль, нет ли там очень громкой музыки или же световых эффектов, которые могут испугать ребёнка или даже привести к психологической травме. Но то, что для ребёнка такие спектакли – это невероятное развитие,  отрицать нельзя.

Мы начинаем сейчас в нашем театре такой проект под названием «0+». Это театр для самых маленьких зрителей, которые будут приходить к нам со своими родителями. Это будут короткие музыкальные спектакли, не длиннее получаса. Из этих спектаклей ребята будут узнавать, что такое «время года», что такое «космос, звёзды и планеты», что такое «любовь» и даже, что такое «опасность».

Сводите ребёнка на спектакли, где играют его сверстники.

— Посоветуйте 5 детских спектаклей в Москве, на которые непременно надо сводить детей.

А.Ф.: «В детской» в Театре юного актёра, «Оливер Твист» в Театре юного актера… (смеётся). Я еще раз говорю, я не так много хожу по театрам. А если и хожу, то зачастую попадаю на спектакли взрослые. А что касается детских театров… Идите в театры-студии, где играют сверстники. Это очень важно, чтобы дети увидели своих сверстников. Здесь присутствует еще и воспитательный процесс. Я бы посоветовал вам музыкальные театры. Например, театр Новая опера, замечательный театр, где недавно вышла премьера спектакля «Продавец игрушек», композитора Алексея Шелыгина. Есть еще музыкальный театр для детей и молодёжи «Экспромт» с чудесными детскими спектаклями, например, «Щелкунчик», «Морозко» и другие.

—  Есть что-то, что вы переняли из театра и привнесли в свою жизнь вне его?

А.Ф.: Когда ты работаешь в театре, особенно режиссером, ты иногда бываешь громким, иногда тебе нужно быть ярким и активным. Наверно, это переносится и в семью. Иногда мне говорит моя жена или мама: «Саша, ты не на сцене». И действительно, таким себе ушатиком прохладной воды меня поливают. Потому что иногда ты действительно начинаешь говорить так, будто перед тобой актёры, которых надо убедить.  Я не пользуюсь никакими театральными приёмами, будь то искусственные слёзы или театральный обман. Упаси Бог! Но театр так вошел в мою жизнь, что манера общения с актёрами переходит в семью. Но в семье такие чуткие люди, что они тут же различают актёрство и нормальный разговор. Если требуется – сразу меня поправляют. За что я им очень благодарен.

— Какие у вас ритуалы есть перед премьерой?

А.Ф.:  У меня для каждого спектакля есть свои приёмы. Мы иногда просто «делаем ручки» — складываем руку на руку, три раза качаем вниз, поднимаем наверх, говорим друг другу «С Богом!» и «Поехали» и идём на спектакль. Перед некоторыми спектаклями я разговариваю с ребятами, настраиваю их. Перед спектаклем «Сон о дожде» я часто читаю им стихи. Вот такие ритуалы.

Настоящий театр учит ребёнка видеть и слышать, а не просто смотреть и слушать.

— Родители все чаще отдают детей на актерское мастерство с ранних лет, театральные студии на каждом шагу… Что дает ребенку театр?

А.Ф.: Настоящий театр и хороший театральный коллектив учит ребёнка видеть и слышать, а не просто смотреть и слушать. Это более активная позиция. Театр, конечно, расширяет кругозор. Ребята больше читают, больше учатся проникать в жизнь своего персонажа. Но самое главное – это общение. Ребятам преподают театральны дисциплины: сценическое движение, танец, хоровое пение, актёрское мастерство. Учат быть внимательными к своему телу, к себе, учат слышать и видеть партнёра и делать так, чтобы слышали тебя.

— Вы нередко в своих интервью говорите о разнице между детским и взрослым театром. Получается, что дети-актеры не обязательно станут актерами во взрослом возрасте?

А.Ф.: Это не есть задача нашего театра – подготовить актёрскую смену. Одна из целей нашего театра – это воспитание зрителя с малых лет. Потому что, если ребёнку понравится бывать в театре – ему будет хотеться пойти в театр и уже в более старшем возрасте.

А если говорить об актёрах театра… Дело в том, что у человека его актёрский выплеск иногда бывает очень коротким и в разном возрасте. Это не обязательно, что если ребёнок такой вот актёрский и замечательный в детстве, например, в 9-10 лет, то он обязательно сохранит этот огонь и дальше. Нет, совершенно необязательно. У каждого своя психика, у каждого свой путь.

Если ребёнок лицедей – это сразу видно.

— Можете поделиться мудростью мастера, как родителям определить, что им стоит отдать ребенка в театр? 

А.Ф.: Если ребёнок лицедей – это сразу видно. Он хочет рассказывать и делает это интересно, он хочет быть в центре внимания и добивается своего. Если ваш ребёнок маленький актёр – ведите его в театр. Но. Если вы видите, что ребёнок зажат, он необщителен и замкнут – тоже ведите в театр. Театр поможет.

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв