приемные дети 24 декабря 2015 
Рейтинг: 0

Елена Альшанская: Как усыновить ребенка в России

Интервью с президентом БФ "Волонтеры в помощь детям-сиротам" Еленой Альшанской.

Процесс усыновления ребенка имеет много нюансов. Воркингмама поговорила с президентом благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Еленой Альшанской о том, как стать приемным родителем, какие дети нуждаются в усыновлении и как оценить собственную готовность к принятию ребенка в семью.

– Что должен в первую очередь сделать человек, который хочет усыновить ребенка?

– В последние 10 лет тема семейного устройства вышла на первые полосы газет, стала значимой и привычной для нашего социума. Соответственно, выросло и количество устройств в семьи детей, оставшихся без родительской заботы. Однако поток социальной рекламы привел к некоторому искажению в понимании, что такое приемное родительство и какие дети нуждаются в семейном устройстве. Реклама создает образ маленького белокурого ангелочка, ждущего своих родителей,  и они соединяются в образе идеальной счастливой семьи. Это всегда сказка о том, как у родителей не было детей, а у ребенка не было родителей. И вот они нашли друг друга, чудо случилось, ребенка забрали, спасли, и зажили долго и счастливо.

– Что в этом образе не так?

– Во-первых, реальная ситуация, в которой оказываются дети, потерявшие семью, остается за кадром этой картинки: кажется, что самое главное — это сам факт встречи и переезд домой. И на этом, как и в  любой сказке, ставится точка, хэппи-энд. Что происходит со сказочными героями после хэппи-энда? Реальная жизнь. В этой реальной жизни в семью попадает ребенок, который пережил чудовищную трагедию – потерял семью, потерял весь мир, который у него был. Его оставили с самого младенчества, и он провел первые пару месяцев жизни в больничной палате. Или его вырвали из семьи, где для него все было в порядке, и он не понял, за что его разлучили с семьей. Иногда в семье было насилие, и он пережил ужасное. У ребенка  есть опыт жизни в коллективном одиночестве по строгим общим правилам, со сменным персоналом и болью, с которой он остается один на один. Все это – тот багаж, который ребенок берет с собой в новую семью. Задача новой семьи как раз в том, чтобы помочь ребенку с дырой в душе и травмой залечить раны, научиться снова доверять взрослым, научиться быть собой.

Во-вторых, чаще всего в социальной рекламе рисуют ребенка раннего возраста. Совершенно здорового. Таких детей в организациях для детей-сирот очень мало. У нас больше 100 000 детей живут в организациях для детей-сирот. И меньше всего детей младенческого возраста. Отказов от новорожденных младенцев у нас около 5000 в год по всей стране и часть из них как раз из-за серьезных патологий ребенка.

– А какие дети есть? 

– В основном это дети старше шести-семи лет. Очень много детей с различными отклонениями, патологиями и особенностями развития. Очень много сиблингов, то есть братьев и сестер, которых одновременно изымают из  семьи. Их может быть двое, трое, пятеро. При этом их родители чаще всего не лишены родительских прав. Они ограничены в правах, либо, например, находятся в местах лишения свободы. Они могут выйти через несколько лет и забрать своего ребенка.

Поэтому в первую очередь нужны семьи, готовые принять детей во временное устройство и потом вернуть их кровным родственникам. Такая форма устройства существует во всем мире и совершенно не прижилась в нашей стране. Хотя законодательство это позволяет. Есть такая форма, как приемная семья, опека по договору. По сути, она и предполагалась законодателями как форма, при которой ребенок временно находится в семье, профессионально занимающейся воспитанием детей. И родители получают  зарплату  за содержание и воспитание ребенка, пока кровный родитель, например, находится в местах лишения свободы или реабилитируется от зависимости. Но на практике я знаю единичные на всю страну случаи, где эта форма используется по назначению.

Существуют разные формы семейного устройства: воспитание приемного ребенка как своего (усыновление), постоянное воспитание  ребенка  в расширенной кровной семье (родственная опека), временное устройство (от месяца до 18 лет ребенка в определенных ситуациях), предполагающее его развитие, обучение, заботу о его нуждах и достаточную социализацию (опека) в различных ситуациях, когда полностью сделать его своим невозможно (не утерян контакт ребенка с родственниками, или они временно не могут воспитывать собственного ребенка). И при выборе формы устройства нужно всегда исходить именно из судьбы ребенка, из каждой конкретной ситуации.

усыновление(на фото: Надя и Света — из детского дома для детей-инвалидов. Надя считалась необучаемой и неговорящей, Света — неходячей. В приемной семье с 5 лет, обе говорят, учатся и бегают)

– Как определить, какая форма семейного устройства подходит именно этому ребенку?

– Есть дети, которые нуждаются в усыновлении. У них все мосты уже сожжены, у них нет коммуникаций с родной семьей, контакт с ней утерян. Например, был отказ от ребенка или ребенка нашли. Или речь идет о жестоком насилии в родной семье. Но  большинство все-таки продолжают взаимодействовать со своими биологическими родителями или родственниками. Многих при определенных условиях можно было бы вернуть в кровную семью. Форма опеки подходит гораздо большему количеству детей.

У нас огромное количество детей, которые оказались в трудной жизненной ситуации и потеряли семью по разным причинам. Иногда потому, что в семье было действительно очень плохо: насилие, в том числе сексуальное, жестокое обращение и пренебрежение. А иногда для них в этой семье все было хорошо, а плохо было для каких-то совершенно внешних людей – социальных служб, органов опеки. Но всем этим детям нужен рядом близкий взрослый. Не коллектив из 80 специалистов, сменяющих друг друга в формате «сутки/трое», приходящих к ребенку на работу и уходящих с этой работы к себе домой, к своим детям, а его личный взрослый, который поможет ему справиться с бедой.

Большинство детей, находящихся сейчас в детских домах, ждут взрослых, которые помогут им справиться с бедой. Когда мы это поймем, у нас будет намного проще ситуация с семейным устройством. Потому что взрослые перестанут приходить за  здоровыми младенчиками, которых на самом деле очень  не много, и начнут думать: «а могу ли я помочь двоим братьям 8 и 10 лет, которые потеряли родителей и очень переживают, им нужна поддержка и близкий человек рядом, который поможет им выбиться в люди.» Сегодня с этой позиции практически не смотрят на семейное устройство.

– Что нужно сделать в первую очередь, если ты решил принять ребенка в семью?

Для начала попытаться сместить фокус с «чего я хочу» на «какие дети вообще есть и в чем они нуждаются». И задать себе вопрос – какому ребенку и чем я могу помочь. Если я одинокая интеллигентная учительница литературы, которая любит тишину и ходить на выставки, то, наверное, трое гиперактивных мальчиков-подростков, любящих спорт, – это не мой вариант. То есть нужно оценить свои возможности и ресурсы.

Второе — пройти школу приемных родителей (ШПР). Сегодня она по закону обязательна для всех, кроме  близких родственников ребенка (бабушки, например) или тех, кто уже является опекуном или усыновителем. Для всех остальных, оформляющих опеку или усыновление, ШПР обязательна.

Третье – оформить документы. Есть миф, что оформление документов – это очень сложный «квест», который нормальный человек пройти не в состоянии. Я скажу по своему опыту: ни в одной стране мира из тех, про которые хоть что-нибудь знаю, нет такой быстрой и в принципе легкой процедуры семейного устройства, как в России. До того, как у нас ввели обязательные ШПР, она была самой быстрой из известных мне процедур. Сейчас она стала длинее на время прохождения ШПР, и мне кажется, что это очень правильно. Родители должны готовиться к такой важной и значимой перемене в жизни семьи — принятию в семью ребенка.

Четвертое – найти ребенка.

сестры

– Достаточно ли прохождения школы, чтобы быть психологически готовым принять ребенка?

– По-разному бывает. В хороших школах многие мифы и неверные ожидания обычно снимаются еще на этапе обучения. К сожалению, не всегда эти школы качественны, особенно в регионах. И бывает, что специалисты, ведущие эти школы, сами не знают особенностей детей-сирот, не понимают, как влияет на них травма и потеря семьи, не представляют себе особенностей адаптации приемного ребенка.  Поэтому помимо ШПР, если вы не уверены, что она у вас прекрасная, лучше еще читать литературу. Я очень советую книжку Капилиной и Панюшевой «Приемный ребенок: жизненный путь, помощь и поддержка», а также любые книги Людмилы Петрановской.

Приемный родитель должен понимать, что это за дети, что с ними происходит, какое это оказывает воздействие на развитие психики, как этому ребенку помочь с этим справиться. С ощущением, что одной любви достаточно, или с убеждением «я воспитала трех своих, а что я четвертого не воспитаю?» – можно оказаться в ситуации очень высоких рисков возврата ребенка. Потому что те поведенческие реакции, которые есть у приемных детей, хотя и кажутся иногда адекватными и аналогичными тому, что выдают свои дети, могут происходить по совершенно другим причинам.

Например, совершенно стандартная история с воровством. Воровство может иметь миллион разных причин. Одной из них может быть то, что ребенок живет в коллективном учреждении, в котором нет понятия своей вещи. Нижнее белье стирается в общем котле в прачечной, и каждый раз после стирки вам возвращают не ваши личные трусы, а просто трусы по размеру. Казалось бы, гигиена – это такая интимная вещь, но ребенок каждый день фактически надевает чужие трусы. Понимания, что это – твое, нельзя это менять, нельзя кому-то отдать, – его просто нет. Нам эти границы кажутся естественными, а в условиях коллектива это абсолютно неочевидная история.

А вторая причина может быть чисто психологическая. У ребенка, у которого не было любви, не было близкого родственника, ощущение необходимости близости и значимых коммуникаций заменяется необходимостью иметь вещи. Чем их больше, тем меньше пустоты, ты не так одинок. То есть прежде, чем оценивать действие ребенка – он взял чужую вещь, его надо наказать – нужно вспомнить, как он жил до этого. Его картина мира может кардинально отличаться от вашей.

Поэтому, самое главное – прежде, чем пойти собирать документы, надо понять, для чего вы это делаете. Если у вас есть желание отдавать, есть такая потребность, есть такие ресурсы, есть время и силы на этого ребенка, это очень здорово, такие люди очень нужны детям. Если вы работаете с 5 утра до 12 вечера и думаете, что с ребенком будет заниматься няня, возникает вопрос: нужно ли ребенку, у которого нет семьи, снова оказался в ситуации, когда у него нет семьи. Поэтому, конечно, нужно тщательно оценить свои ресурсы.

А дальше хорошо бы понять, что это дети, которые нуждаются в помощи. Их нельзя взять с нуля, с чистого листа, чтобы их прошлое не влияло на них, и делать вид, что ничего с ними не было на самом деле. Нет, все это было. И все это будет иметь какое-то значение. Но со всем этим можно справиться. При понимании, при соответствующем к этому отношении. И, конечно, в сложных ситуациях необходимо прибегать к помощи специалистов. Лучше всего, чтобы это были психологи, которые знают тему детей-сирот и которые профессионально с этой темой работают. Если вы живете в Москве, то  тут довольно много хороших проектов помощи приемным семьям:  Про-мама, ИРСУ, проект «К новой семье», наши консультации для приемных родителей. В каждом регионе есть подобные организации. Возможно, какую-то информацию сможет предоставить ваша ШПР или опека. В любом случае надо искать специалистов по профилю, которые смогут понять, что в данный момент происходит с вашим ребенком.

У нашего Фонда есть телефонная линия по семейному устройству, которая работает с 10:00 до 20:00 по московскому времени. Вы можете в любой день позвонить по телефону 8-800-700-88-05, звонок  с любого региона совершенно бесплатный, и задать как юридические вопросы, так и вопросы, связанные с психологической помощью приемным родителям.

етид3(на фото: сотрудник фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и Ваня, который ищет родителей)

– Как собрать документы?

– Нужно пойти в  опеку по месту жительства. Это важно, потому что опека оценивает в том числе и место, где вы будете воспитывать ребенка. Поэтому в опеку нужно обращаться не по месту прописки, а по месту реального проживания. Если вы арендуете жилье, необходимо оформить документ, подтверждающий ваше отношение к этому жилью. Далее опека достаточно подробно расскажет вам, какие документы вы должны им принести. Если вдруг она этого не делает, то можно посмотреть на сайтах opekaweb.ru и adoptlaw.ru – там есть подробный список документов. Ключевые – это справка об отсутствии судимости, справка о ваших доходах, документ, подтверждающий ваше отношение к жилью, комплект медицинских документов, подтверждающие ваше здоровье, сертификат об окончании ШПР.

– Как найти ребенка?

– Мой совет — не стоит искать ребенка до завершения сборов документов. Вы можете прикипеть к конкретному ребенку, а его заберет кто-то другой, кто придет в опеку с полным пакетом документов. Существует форма предварительной опеки — при которой всего-то и надо, паспорт и оценка вашего жилья. Но пока на практике это применяется лишь в исключительных случаях, в основном по отношению к родственникам ребенка. Поэтому, чтобы избежать душевных терзаний, лучше сначала получить заключение о возможности быть опекуном или усыновителем и потом уже приступать к поискам. За исключением ситуации, когда вы хотите помочь конкретному ребенку (например, у одноклассника сына умерли родители и нет других родных), тогда вы можете настаивать в опеке,  что в наилучших интересах ребенка будет оформить его в семью по предварительной опеке, а за несколько месяцев, на которые она обычно дается, вы можете  собрать полный пакет документов.

В обычной же ситуации вы можете прямо в своей опеке узнать, какие есть дети в базе, и попросить направление на конкретного ребенка, либо вы можете зайти в федеральную базу данных, посмотреть другие сайты с банками данных: «Волонтеры в помощь детям-сиротам», Территория без сиротдети-ждут.рф, changeonelife.ru. В базе вы выбираете ребенка и связываетесь по указанным телефонам с опекой или региональным банком данных, который представляет его интересы, там вам дадут направление на посещение.

Обычно это надо делать очно, но бывает, что удаленно (в результате обмена электронными документами).  Вы получаете при этом право посмотреть личное дело ребенка, где довольно подробно описывается его юридический статус и любые изменения в нем на протяжении его жизни. Вы получаете доступ к медицинской карте ребенка.  Диагнозов не стоит пугаться. Потому что диагноз, который звучит страшно, может означать, что ребенок всего лишь имел контакт с родной мамой, зараженной сифилисом, но при этом не болеет сам. Или, например, ЗПР (задержку психического развития) получает  практически любой ребенок, который попадает из нормальной среды в коллективную.
У вас есть возможность общаться с персоналом, от которого вы можете узнать: какова семейная ситуация ребенка, что он любит, какой у него характер, темперамент. То есть надо попытаться вытащить максимум информации из среды, в которой находится ребенок.
Основные критерии простые: совпадение темпераментов, совпадение ожидаемого возраста ребенка и ваших возможностей, совпадение интересов и особенностей конкретно вашей семьи.

– Могут ли родители познакомиться с ребенком поближе перед тем, как примут окончательное решение об устройстве его в семью?

– Вы можете посещать ребенка несколько раз, прежде чем принять решение. Некоторые опеки даже предъявляют требование не менее 10 посещение, но законодательно нигде такое жесткое требование не зафиксировано. Есть временная опека («гостевой режим»).  Вы все равно оформляете практически все те же документы,  кроме школы приемных родителей, но вы получаете ребенка временно, на выходные и каникулы. Я крайне не рекомендую использовать эту форму. По возможности, вообще. Исключением могут быть только старшие подростки, когда есть сомнения, что семейное устройство состоится. Или в формате наставничества, когда вы сразу четко говорите ребенку, что не будет его брать, но готовы дружить и приглашать к себе в гости. Для многих подростков это очень неплохой вариант.
Но я уверена, что этот формат нельзя использовать как  способ родителей присмотреться к ребенку, особенно младшего возраста, потому что та травма, которая ему наносится, когда его присматривали-присматривали, но так и не присмотрели, для него уже вторая как минимум. Потому что сначала исчезли из его жизни его родные родители, потом его не приняли еще одни. Он не понимает этой ситуации. Он думает, что это он не такой, как надо, что мир совершенно не готов его принять и никогда не примет. Это очень травмирует ребенка. Я против идеи «попробовать», потому что нельзя «пробовать» с живыми людьми.

дети4 (на фото: приемная мама Рита и Самуэль)

– Как тогда правильно оценить собственную готовность, свои возможности и ресурсы?

– По-хорошему это происходит на уровне прохождения ШПР. Там есть и психолог, и тесты, и объяснение мотивации. Если ШПР хорошая, то максимум теоретической информации вы получите там. А вот практического опыта, кроме как в реальной ситуации, когда ребенок уже будет у вас, вы не получите нигде. Но вы можете в качестве волонтера на регулярной основе какое-то время ходить в учреждение, например полгода, чтобы просто присмотреться к детям, не говоря, что вы собираетесь кого-то забрать и что вы кого-то присматриваете, не афишируя свои цели. И понять, насколько вы готовы коммуницировать с  этими детьми, а потом уже приступать к усыновлению.

– Как выстраивать коммуникацию ребенка с кровными родителями, если они есть?

– Если у ребенка есть коммуникация с кровными родственниками, то в интересах ребенка, в интересах сохранения его идентичности, его личности, его истории важно, как минимум, знать об этом и сохранять эту информацию для него. Как максимум – поддерживать эту коммуникацию. Чтобы бабушка навещала внука хотя бы с какой-то периодичностью, чтобы слали друг другу новогодние открытки, чтобы ребенок мог позвонить своей тете. Если вам это тяжело, если родственники потенциально несут угрозу (например, сильно выпивают), лучше все эти вещи не делать самостоятельно, нужно найти организацию (социальную службу), которая вам поможет выстраивать эти отношения. Потому что действительно это может быть довольно сложно и небезопасно психологически для семьи.

Собирать информацию о кровной семье стоит. Чтобы у ребенка не было ощущения, что он человек ниоткуда. Это очень тяжелое ощущение – быть личностью «с нуля». Поэтому необходимо дать ребенку хоть что-то в его прошлом. Даже если вы никого не можете найти, пусть это будет какая-то информация про место, где он родился: показать на карте его родной город, найти в интернете картинку роддома, где он появился на свет, или дома ребенка, где он провел первые годы жизни. Тогда он перестает быть человеком «с нуля», и это очень помогает ему сформироваться как личности.

Ровно поэтому современные специалисты в сфере семейного устройства  негативно относятся к идее тайны усыновления. Во-первых наше тело в любом случае знает все, что с ним было, пусть даже не может актуализировать это в  сознательную часть восприятия. И получается, что ребенок в подсознании все равно знает где и как он родился, что с ним было, а его сознание получает от близких совершенно иную информацию. Это часто приводит к чувству тревоги, к срывам в подростковом и более старшем возрасте.

Я уверена, что людей, которые готовы взять ребенка старшего возраста, подростка или нескольких детей, и даже тех, кто готов взять ребенка не навсегда, а на время, пока мама сидит или находится на реабилитации, у нас очень и очень много. Потому что это нормальная взаимная поддержка общества – помочь ребенку, который, возможно, пережил нечто страшное. Он никак не может прийти к вам в семью и резко выключить все свои воспоминания, весь свой негативный опыт и стать чистым листом, на котором вы нарисуете все, что захотите. Но вы можете помочь ему справиться с трудностями, впавшими на его долю, суметь поверить в себя, получить  новый опыт, новые возможности и настоящую, любящую его семью.

***

Записала Екатерина Шалмина

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв