воркингмамы 7 июля 2020
Рейтинг: 0

Детство в «Калинке»: «В дневнике не должно быть ни единой тройки»

Художественный руководитель легендарной "Калинки" и мама двоих – о гастрольном детстве в СССР и о творческом настоящем.

Наталья Левицкая-Филиппова – художественный руководитель детского народного хореографического ансамбля «Калинка» им. А.Н. Филиппова.

– Ваш отчим – основатель знаменитого танцевального ансамбля “Калинка”. Расскажите о вашем детстве –  и было ли оно связано с танцами?

Все моё детство было связано с танцами. До них я занималась фигурным катанием, художественной гимнастикой. В 7 лет меня привели в ансамбль песни и пляски В.С. Локтева, где я занималась 2-3 года. После него я перешла в ансамбль «Калинка», далее училась в школе-студии при хоре имени Пятницкого, танцевала в «Гжели» и «Русской душе».
С семилетнего возраста по сей день вся моя жизнь связана с танцами.

После каждой четверти мы приносили в ансамбль свои дневники, и там не должно было быть ни единой тройки.

– В СССР танцевать в “Калинке” звучало как съездить в “Артек” или одеваться в “Берёзке”. А каково было детям там, внутри коллектива? Расскажите о ваших детских впечатлениях.

Ансамбль был всегда легендарным и высокого уровня. Жизнь в коллективе была и остаётся очень семейной, тёплой, дружественной. Дети всегда были в ансамбле разные, но это никогда не мешало быть большой семьей.

Сейчас мы стараемся продолжать заложенные Александром Николаевичем (А.С. Филиппов – организатор «Калинки» и отчим Натальи – прим. ред.) в коллективе традиции: большая тёплая семья, где все дети вместе. Наш коллектив всегда отличался тем, что ко всем детям относится с трепетом. Несмотря на какие-то ссоры внутри коллектива, которые, конечно, бывали, есть и будут. Всегда, как в любой семье, мы стараемся решить спорные вопросы мирным путем. 

Детские ансамбли собрали для выступления на очередном съезде КПСС. Именно там Александр Николаевич и познакомился с моей мамой. Позже мы стали семьей.

Как-то во время моих занятий в ансамбле им. Локтева все ведущие московские детские танцевальные ансамбли собрали для выступления на очередном съезде КПСС. Все ансамбли должны были показать общую хореографическую постановку. Тогда эту постановку делал Александр Филиппов, ещё не являясь моим отчимом, не зная мою маму и меня. Я была в числе детей, кого Александр Николаевич отобрал из каждого коллектива, посчитав лучшими. Мы репетировали постановку в спортивном комплексе «Дружба».

Александр Николаевич долго смотрел нас, думал, кого поставить в какую линию, проходился вдоль нашей линейки. В какой-то момент он остановился напротив меня и сказал встать мне в самый центр первой линии.

Именно там он и познакомился с моей мамой. И предложил перевести меня в ансамбль «Калинка». Постепенно начали завязываться отношения между моей мамой и Александром Николаевичем. Позже мы стали семьей.
Я хорошо помню своих первых преподавателей в «Калинке». Одной из них была Надежда Нестеровна. Уже тогда она была в возрасте, но при всем этом она здорово преподавала: показывала движения в полную ногу, очень трепетно к нам относилась. Помню, как за премьеры она нам давала конфетки и леденцы. Надежда Нестеровна была потрясающим преподавателем старой академической школы, которая могла в себе совмещать строгость и дисциплинированность. При этом она нас безгранично любила, а мы её обожали.
Тогда в «Калинке» нам наказывали хорошо учиться в школе, и после прихода в ансамбль я стала ответственнее относиться к учебе. После каждой четверти мы приносили в ансамбль свои дневники, показывали Александру Николаевичу и преподавателям, и там не должно было быть ни единой тройки.
– Расскажите о ваших гастролях за пределы СССР?

Моя первая запоминающаяся поездка за границу, во Францию, была с «Калинкой». Это был Советский Союз, перестройка, 1990 или 1991 год. Для того времени и для нашего поколения, которое всегда находилось за «железным занавесом», ансамбль давал большие возможности увидеть другие страны.

Гастроли во Францию были первым опытом серьезных выступлений, где у нас ежедневно в театре проходили сольные концерты. В Москве мы отрабатывали один-два сольных концерта в сезон, а во Франции все две-три недели эти концерты были каждый день. Это был профессиональный опыт, но в рамках детского коллектива. Было очень много впечатлений от новой страны и других людей.

Мне кажется, что именно эта поездка дала мне некий толчок на осознание желания стать профессиональной артисткой балета. Этот график меня заинтересовал. Да, было сложно, но и интересно одновременно.

У нас был плотный график: помимо репетиций и концертов нас возили на экскурсии. Тогда я в первый раз оказалась в Лувре. Было большим впечатлением и волнением увидеть воочию «Мона Лизу», Эйфелеву башню, Елисейские поля. Это было необыкновенно. Когда я возвращаюсь в Париж, то вспоминаю именно тот год.

Гастроли – это не туристическая поездка, а выступления с очень жестким графиком. Жёстче, чем дома. Как правило — это ранний подъем, зарядка, репетиция, после неё концерт.

В дальнейшем было очень много поездок. Я практически объездила весь мир: сначала с «Калинкой», позже будучи в составе ансамблей танца «Гжель» и «Русская душа». Гастроли – это не туристическая поездка, а выступления с очень жестким графиком. Жёстче, чем дома. Как правило — это ранний подъем, зарядка, репетиция, после неё концерт. Реже бывали гастроли, совмещенные с туристической поездкой. В этом случае условия не такие жёсткие. Выходных на гастролях не бывает, а бывают несколько сольных концертов в один день.  Поэтому гастроли — это одновременно и интересно, и в то же время кропотливая и тяжелая работа. Но вместе со своим коллективом мы находили минутки для отдыха и веселья.

– Какие приятные воспоминания остались у вас о творческом детстве? Какие были трудности? 

Для меня балетный зал в ансамбле был домом, в котором я выросла. Дом, куда я бежала с радостью, где сформировалась моя первая ступень как артистки балета.  Несмотря на то, что Александр Николаевич и другие педагоги были строги, занятия в коллективе всегда приносили удовольствие. Они приносили счастье от внутреннего удовлетворения, от того, что у тебя что-то получилось. Особенно, если это были сложные элементы. Я жила и живу до сих пор этим творчеством. 

Для меня была сложность в том, что ко мне, как к дочери руководителя, были повышенные требования, и я понимала свою ответственность за это. Я должна была работать в 10 раз больше, чем остальные. Это чувство папа мне привил с первых дней моей творческой жизни. Глобальная трудность заключалась в том, что я не имела права быть хуже, чем кто-то в коллективе. Но я не считаю, что это плохо. Ведь именно это помогло мне добиться более-менее высокого уровня на профессиональной сцене. Мне не очень хочется называть это сложностью, так как эта работа мне приносила удовольствие. Для меня любые сложности были только в радость. 

– Как сложилась ваша танцевальная карьера дальше?

В 1992 году я поступила в школу-студию при хоре им. М.Е. Пятницкого на хореографическое отделение, которое позже закончила с отличием. Далее я стажировалась в балетной труппе хора им. М.Е. Пятницкого, потом перешла в ансамбль «Гжель», где стала солисткой балета. Там же я получила звание Мастера сцены высшей категории. После чего я ушла в декрет, а вернувшись, в этом ансамбле задержалась ненадолго: меня пригласила в свой ансамбль «Русская душа» народная артистка России Людмила Ивановна Николаева. В этом же ансамбле я закончила свою профессиональную карьеру как солистка балета.

– Расскажите о вашей семье? Присутствует ли танец в жизни ваших детей или они идут по своему пути?

Сын не пошёл в творческую карьеру, сейчас он учится в МАИ, будет заниматься авиацией. Дочь танцевала в ансамбле «Калинка» на протяжении своего школьного и немного дошкольного возраста. Сейчас она заканчивает школу и «Калинку», планирует поступать в театральный ВУЗ, так как в дальнейшем хочет связать свою жизнь с творческой профессией. Её творческая карьера не будет связана с хореографией, потому что она в детстве перенесла операцию на сердце. А хореография подразумевает собой большие физические нагрузки.

Несмотря на то, что она успешно протанцевала в «Калинке», стала одной из ведущих солисток в ансамбле, профессиональная сцена – это более серьезные физические нагрузки. Поэтому она не стала связывать свою жизнь со сценой с точки зрения хореографии, но хочет попробовать себя в сфере театра и кино.

У нас в коллективе, как и в семье, жёсткая дисциплина, – воспитание старой школы.

– Есть ли у вас чёткая система воспитания или все решения о воспитании детей вы принимали интуитивно?

Система воспитания есть. Мы прививаем трудолюбие, целеустремленность, обязательное уважение к старшим. У нас в коллективе, как и в семье, жёсткая дисциплина, – воспитание старой школы. К педагогам тоже есть такое требование – умение «завоевывать» авторитет детей. Дети должны уважать своего педагога, не опаздывать на занятия, так как это тоже считается неуважением к педагогу.   

Всё как у всех, нет отличительных особенностей. Когда дети были маленькие и хулиганили, то наказывали.
Дети выросли, и сейчас у нас в семье строятся взаимоотношения на доверии и честности – лучше сказать правду, чем что-то недоговаривать, уходить от ответа.

Бывало такое, что муж, поздравляя меня с днем рождения, желал, чтобы я побольше времени проводила с ним.

– Расскажите о традициях вашей семьи, о семейных путешествиях: где вы любите бывать, как проводить летние каникулы?

Раз в год, летом, мы с семьёй улетаем в Черногорию. Мы очень любим эту страну! Нам нравится отношение местных к туристам, у нас там живёт много друзей, с которыми мы встречаемся.
Также мы вдвоём с мужем в новогодние каникулы летаем кататься в горы. Муж катается на горных лыжах, я катаюсь на сноуборде. 

К сожалению, на семью не хватает столько времени, сколько хотелось бы ей уделять. Бывало такое, что муж, поздравляя меня с днем рождения, желал, чтобы я побольше времени проводила с ним. Спасибо моему мужу и сыну, что они относятся к этому с пониманием и терпением. Творческая работа такова, что на праздники и выходные нам приходится работать, наш график ненормированный. В обычные выходные мы репетируем, потому что у нас планируются концерты. Конечно, хотелось бы проводить больше времени с семьёй, но работа есть работа, к тому же любимая. 

Если отдых выпадает на обычные выходные, мы уезжаем на дачу – в тишину и спокойствие, где нет суеты, а вокруг лес и можно провести время с семьей один на один. 

Перезагрузка у меня происходит за рулём. Я сажусь и еду в полной тишине и одиночестве. За 2 часа, которые я еду за город к семье, я успеваю полностью перезагрузиться.

– Что вас вдохновляет, даёт силы, позволяет перезагрузиться? Бываете ли вы наедине с собой, отдельно от семьи?

Меня вдохновляют успехи моих детей: родных и учеников. Вдохновляет то, как у них что-то получается, и они хотят идти дальше. Нравится, когда у них горят глазки. Когда я вижу, как они получают удовольствие от процесса, как зрители заряжаются их энергетикой, когда они танцуют на сцене. Именно это дает мне вдохновение. 

Как правило, перезагрузка у меня происходит за рулём автомобиля. Я выключаю музыку, сажусь за руль и еду. Конечно, сейчас я не лихачу, как это было в молодости, просто меня перезагружает процесс вождения машины в полной тишине и в одиночестве. Как правило, предоставляется такая возможность, когда я еду с репетиций на дачу, а вся семья уже там. За 2 часа, которые я еду за город, я успеваю полностью перезагрузиться.

– Есть ли у вас своя система тайм-менеджмента / планирования?

Системы чёткого планирования у меня нет, за что меня сильно ругают, говоря: «Ты должна сделать себе расписание! У тебя столько дел!». Но я никогда не писала и не пишу. Стараюсь держать всё в голове, хотя память уже начинает подводить. Наверное, начну писать своё расписание. 

Моя опора – мама. Она всегда мне помогает. Сейчас мама является генеральным директором ансамбля «Калинка» им. А.Н. Филиппова. Мама с детства для меня была самым надежным плечом и тылом. Она помогала и помогает мне в любых сложных ситуациях, могу ласково её назвать «палочкой-выручалочкой». Она сидела с моими маленькими детьми и занималась их воспитанием, когда я вернулась на профессиональную сцену и ездила по гастролям.  

Также в любых сложных ситуациях мне очень помогает и поддерживает муж. Он помогает и мне, и коллективу. Мои дети, теперь уже взрослые люди, тоже меня поддерживают и помогают во всём. В нашем коллективе много педагогов, прекрасных родителей, чьи дети танцуют. Они тоже готовы прийти на помощь. Я не могу пожаловаться на то, что я одинока, с точки зрения поддержки и помощи.

Я жёстко живу в режиме достижений — ставлю планы и достигаю их. Если кто-то ставит палки в колеса, то перешагиваем и идём дальше, не оглядываясь назад

– Расскажите о ваших мечтах и планах? Насколько жестко вы живете в режиме достижений?

Планы всегда грандиозные. У нас в коллективе планируется новая постановка. Это постановка Татьяны Алексеевной Устиновой. Ее дочь Лидия Абрамовна Устинова позволила нам восстановить «Калужский перебор». Это массовый и очень сложный танец с точки зрения манеры. Мы планировали выпустить этот танец в мае, но из-за карантина наши планы перенеслись на следующий сезон. Для нас огромная честь, что Лидия Абрамовна разрешила возобновить этот танец из репертуара Татьяны Алексеевны. 

В планах – покорять Россию, мир, вершины нашей сцены. Я жёстко живу в режиме достижений — ставлю планы и достигаю их. Если кто-то ставит палки в колеса, то перешагиваем и идём дальше, не оглядываясь назад. Обратного пути быть не может.  

***

 

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв