детские книжки 16 сентября 2019
Рейтинг: 0

Взрослые, не придумывайте!

Ольга Мяэотс начала переводить детские книжки со шведского в тот момент, когда слова «детская и шведская» ассоциировались скорее с гимнастической стенкой, чем с литературой.

С 21 сентября по 6 октября в Новом выставочном зале Государственного музея городской скульптуры пройдет детская интерактивная выставка «Привет, это я!».В преддверии события мы поговорили с переводчицей Ольгой Мяэотс, которая открыла российским читателям мир детской шведской литературы и подружила нас с его героями. Почему так легко они входят в нашу жизнь? Потому что не пытаются быть взрослыми, назидательно рассказывая о том, что такое хорошо, а что такое плохо, а еще, потому что дети всех возрастов любят правдивые истории.

Ольга Мяэотс  начала переводить детские книжки со шведского в тот момент, когда слова «детская и шведская» ассоциировались скорее с гимнастической стенкой, чем с литературой. Тогда на слуху была, пожалуй, только Астрид Линдгрен, и все же оказалось, что именно шведские авторы сумели покорить самых требовательных читателей во всем мире – детей.

– Как вы стали переводчиком скандинавской детской литературой?

Я сейчас оглянулась назад, и сама удивилась, как за прошедшее время шагнула вперед шведская литература. Смотрю список переводов и понимаю, что их действительно было не так-то много… Хотя помимо Линдгрен русскому читателю всегда была знакома Сельма Лагерлёф и ее герой Нильс Хольгерссон.

В 90-е годы начали появляться многие издательства, в том числе «О.Г.И» в Москве. Они предложили нам с замечательной переводчицей Юлианой Яхниной издать серию детских книжек. Юлиана Яковлевна cо своими студийцами тогда занималась переводами Марии Грипе и они стали основой для книг. Я скромно показала свой перевод Ульфа Старка и с этого, пожалуй, для меня все и началось. Это было время, когда скандинавская литература открылась для наших читателей во всем объеме, а затем XXI век стал для нее настоящим бумом.

– Вы переводили книги Эльзы Бесков – одной из тех, кто изобрел так популярный сегодня жанр так называемой «книги-картинки». Что вы подумали, когда впервые столкнулись с этим жанром?

Немного не так. Само понятие книжки-картинки появилось еще в XIX веке, а наибольшую популярность в нашей стране она приобрела позднее, когда в Ленинграде издали первые книги Самуил Маршак и Владимир Лебедев. К этому жанру можно отнести книги Евгения Чарушина, Юрия Васнецова… По сути, все тоненькие книжки на скрепочке — это и есть книжки-картинки, поэтому русский вклад в развитие такой литературы огромен.

Другое дело, что позднее произошел сдвиг в сознании читателя в сторону именно текста. Но в наше время мы начали принимать тот факт, что большая часть нарратива может идти именно через изображение. Хотя взрослые в нашей стране до сих пор любят, чтобы текста было побольше, а если его мало, то книга уже вызывает подозрения.

Но иллюстрации также важны, особенно сейчас, когда все вообще стало очень визуальным. Я слышала, что даже в книгах Туве Янссон изображения муми-троллей были строго закреплены за определенными абзацами. Это были сознательные акценты, расставленные самим автором. Эльза Бесков тоже сделала книжку-картинку явлением сложным, которое, кстати, еще нужно еще уметь понимать. Как автор и художник одновременно она могла видеть книгу в двух измерениях.

– А вам, как переводчику, никогда не было обидно, что текст в книжке-картинкене главное?

Если только говорить про гонорар, потому что он оплачивается в количестве знаков! Но если серьезно, то чем короче и динамичнее текст, тем сложнее с ним работать. Это как перевод поэзии. Книгу-картинку нужно уметь читать, потому что сами иллюстрации в ней тоже текст. Называйте их как угодно – просто картинками или особой знаковой системой, но они обращены в первую очередь к эмоциям человека. Мы же не говорим, что музыка Шостаковича плоха тем, что в ней нет слов, так и здесь. И я призываю всех родителей очень внимательно относиться к книжкам-картинкам!

– Кстати, когда взрослые выбирают книги для своих детей, то обращают внимание на те, которые будут интересны им самим. В этом смысле книга Ульфа Старка «Чудаки и зануды» в вашем переводе очень показательна. Можно ли сказать, что шведы умеют вовлечь в разговор людей всех возрастов?

Да, это определенная особенность современной скандинавской литературы. Постепенно авторы пришли к тому, что из книг ушел назидательный тон, когда взрослый говорит с ребенком свысока. Шведы начали очень откровенно и честно писать о том, что интересно детям. Не рассказывать о том, как мы представляем себе, как видят этот мир малыши, а дать им возможность рассказать о своих волнениях, отстоять свою позицию.

Что касается книги «Чудаки и зануды», то это уникальный случай, когда автору повезло – одно из его первых произведений стало действительно шедевром. В дальнейшем Ульф Старк создаст много книг и интересных образов, но все их отличает одна черта: какие бы сложности и проблемы не возникали на пути героев, к концу они всегда разрешаются. Старк никогда не бросает своего читателя. «Чудаки и зануды» можно читать на ночь – глава за главой, и спокойно засыпать после каждой части с неразрешимой, казалось бы проблемой, потому что автор обязательно находит всякий раз выход и можно выдохнуть спокойно: «ну ладно, поехали дальше».

Осенью выйдет его последняя книга «Беглецы», изданная уже после смерти. В ней он удивительным образом закольцевал все свои прошлые произведения и основные сюжетные линии. Ощущения ребенка, вхождение в этот мир подростка, общение с родителями – все это так сложно, но завершается торжеством радости жизни. Пусть и с горчинкой.

Старк вообще был заинтересован в общении с людьми. И это еще одна отличительная черта скандинавской литературы. Это не рассказы про абстрактных мальчиков и девочек, а истории, которые и в самом деле могли бы происходить.

– Есть ли в шведских книгах какие-то моменты сложные для перевода и понимания нашему читателю?

Кроме технических, всегда бывают вопросы понятийные и это связано с любым переводом. В какой-то мере я всегда приноравливаю текст к русской почве. Новый тренд, который отметили шведские критики, это то, что их современная литература старается вовлекать детей в общественную жизнь, причем в активной форме. К примеру, в отношении к экологии. 98% процентов мусора в Швеции перерабатывается, и такого результата удалось достигнуть в том числе и благодаря тому, что сначала обратились к детям, а они уже начали учить родителей. Для нас это ново, и бывает сложно передать такие моменты.

Но есть очень много и созвучных моментов. Например, тот же Старк очень интересовался русской культурой. Многие его персонажи носят русские имена: дедушка Иван, мама Ольга…Это созвучие делает его столь близким русскому читателю.

–  С какого возраста стоит начинать знакомить малыша с книгой?

Рекомендуют начинать читать детские книги уже беременным мамам. Я на себе не проверяла, но, по крайней мере, это интересно и для будущей мамы тоже.

Я считаю, что книга как форма должна присутствовать в жизни любого человека постоянно, поэтому, наверное, даже те, кто читают электронные книги, все равно периодически берут в руки печатные. Книга – это момент обсуждения, диалога. Вокруг нее строится общение, и я очень рада, что у нас теперь есть много возможностей для того, чтобы начать этот разговор с самого юного возраста.

Узнать о современной детской литературе Швеции и других Северных стран можно будет на выставке «Привет, это я!». Интерактивная экспозиция и обширная образовательная программа будут проходить с 21 сентября по 6 октября в Новом выставочном зале Государственного музея городской скульптуры.

Соцсети выставки: FacebookVkontakte

 

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв