Про жизнь с детьми в Африке рассказывает Вероника Кердей – мама двух дочек. В прошлом Вероника работала специалистом по обучению и развитию в транснациональных компаниях. 

Мы с мужем из Питера. Там родились, выросли, получили образование, работали. Там же познакомились, сыграли свадьбу, строили жизнь. Работая в международных производственных компаниях, с интересом наблюдали за экспатами – для некоторых из них Россия была уже четвертой или пятой страной проживания. Такое развитие карьеры казалось нам идеальным – можно узнать жизнь разных стран изнутри, да ещё и без рисков, с которыми сталкиваются эмигранты, и без ограничений, которые неизбежны для туристов.

ника6

У мужа была узкоспециализированная работа без особых перспектив. Когда я забеременела первой дочкой, он начал искать новые возможности, которые позволили бы ему подняться по карьерной лестнице и обеспечить достойную жизнь нашей семье. Так у нас случился первый переезд из Питера в Подмосковье. Первый переезд – тяжелый. Решение принимали, когда я была на 8 месяце. Уезжать не хотелось. Но это была вынужденная мера. Родили дочку и переехали. Позади остался любимый город, родители, друзья, свое жилье. Впереди – жизнь в крошечном городке в 100 км от Москвы.

Мы думали, что через год-два вернемся в родной Питер, но через полтора года переехали в Ростов-на-Дону, еще через год в Великий Новгород, потом опять в Подмосковье. За семь лет переезжали семь раз. Родилась вторая дочка. Я так и не вышла на работу, зато стала профи в переездах, поиске жилья, оформлении временной регистрации, устройстве детей в сады в каждом новом городе. Карьера мужа шла в гору. Он стал директором крупной шоколадной фабрики. Дочкам завидовали все знакомые дети, представляя, как девчонки едят шоколадки на завтрак, обед и ужин.

А несколько месяцев назад в жизни нашей семьи появился новый вектор. Он указывал строго на юг: мужу предложили контракт в ЮАР. Мы не сомневались ни секунды — ведь «работа за границей» и «жизнь на океане» уже несколько лет перетекали из одной нашей карты желаний в другую.

ника5

Сердце радостно подпрыгивало от того, что переедем из экологически неблагоприятного восточного Подмосковья туда, где солнце, фрукты и свежий ветер Индийского океана. Были и страхи: это же на другом краю земли! Там высокая преступность! Как дочки будут учиться на английском языке, которого не знают? Смогут ли быстро адаптироваться к новой среде?

С самого начала мы столкнулись со сложностями в оформлении визы. Получить долгосрочную визу в ЮАР – дело непростое. Два месяца собирали документы. За это время состоялась ознакомительная поездка в город Порт Элизабет в ЮАР. Старшую дочь Асю взяли с собой. В России она только пошла в первый класс, и в Африке нужно было выбрать школу.

ника биг2В ЮАР 11 официальных языков: английский, африкаанс и 9 африканских. Есть школы с английским преподаванием, а есть те, где уроки идут на африкаанс. Конечно, мы выбирали из английских школ.
Нам сразу посоветовали идти в частную, так как в таких школах у учителей есть опыт работы с детьми экспатов, которые не знают языка. К тому же в государственную школу иностранцам попасть сложнее.

При школе, которую мы выбрали для старшей дочки, есть детский сад. В него мы записали младшую. Сначала мы очень переживали, как же наши дети будут учиться – они ведь не говорят по-английски. Но учителя, с которыми удалось пообщаться, заверили, что дети быстро схватывают и уже через несколько месяцев будут болтать лучше нас.
В школе прекрасное техническое оснащение, компьютерные классы, крытый бассейн, театральная и музыкальная студии. Это тоже повлияло на выбор.

Ася занимается флейтой, и мы хотели бы продолжать эти занятия. В нашей новой школе есть преподаватель-духовик. А раз в год проводится аттестация детей представителями Европейских музыкальных колледжей.
Помимо флейты, Ася в России занималась синхронным плаванием. Мы понимали, что в Африке уровень этого вида спорта значительно ниже, но хотели найти секцию для дочери, чтобы у нее были точки опоры в виде знакомых занятий. К тому же надеялись, что на фоне общих интересов ей будет проще найти подружек. Во время ознакомительной поездки мы посетили бассейн. Тренер предложила Асе потренироваться с ее подопечными. У нас с собой была форма. Вот только обязательной в России справки на энтеробиоз, конечно, не было. Ее и не попросили. Внутренний голос забеспокоился: «Как так — в бассейн без справки?». Удивились мы сильно. Но еще не знали, что ждет нас впереди.

ника3 Представьте себе, сентябрь в ЮАР — ранняя весна. Температура —12 градусов тепла. Ярко светило солнце, но сильный ветер с океана заставлял нас кутаться в шарфы. Тренер показала нам раздевалку — одноэтажное здание через лужайку от бассейна. Я подумала, что мы друг друга не поняли. Но в эту секунду увидела, как из здания выскочили синхронистки в купальниках и шапочках и бодрым галопом побежали к бассейну. «Как же моя маленькая девочка… она же замерзнет», — думала я. Но внутренний голос вдруг стал успокаивать: «Раз уж африканки бегают в купальниках в 12С, то и северная девочка пробежит». Через пять минут будущая звезда африканского синхронного плавания Анисья Антоновна в купальнике и шапочке, завернувшись в полотенце, бежала через лужайку в сторону бассейна. Душа нигде не было.

В бассейн нас пустили несмотря на то, что сменной обуви не было. Никто за бахилами в соседнюю аптеку нас не отправил. Мы шли в уличной обуви вдоль дорожек, по которым плавали дети и взрослые, поражая отличной техникой. Впереди стайка синхронисток, расстелив полотенца на кафельном полу (!!!), занималась растяжкой. Нет зала для хореографии, нет ковриков и станков. Нет шведских стенок. Внутренний голос скептически напомнил, что африканских олимпийских чемпионок по синхронному плаванию тоже нет.

Строгая тренер дала понять, чтобы мы пошли на трибуны и наблюдали оттуда. Сидели мы как два провинившихся школьника, смотрели издалека, переживали, как же наш ребенок поймет, что ей говорят. И вдруг увидели: смеется солнце наше! Объясняет что-то пухлой чернокожей пловчихе. Та ей отвечает. Потом другая спортсменка с Аськой нашей разговаривает, а дочка кивает. Мы замерли, не веря своим глазам. Она же по-английски только представиться может и посчитать до 20. О чем и, главное, как они общаются? Но ведь общаются. И вдруг мы расслабились, как будто поняли наконец — все будет хорошо. Не надо переживать: привыкнут, адаптируются и заговорят. Они же дети — открытые и легкие, без страхов и комплексов. А еще стало неважно, что бахилы и справки не требуют, и что в Рио африканских синхронисток вообще не было. У нас дочка впервые вышла из бассейна с улыбкой. Значит, спорт для здоровья, осанки и хорошего настроения существует. По крайней мере, в Африке.

ника9

Два месяца прошло с момента подачи визы, прежде чем мы наконец смогли улететь. Нам повезло – сейчас праздничный сезон. Школа на каникулах, новый учебный год начинается в середине января. Фабрика остановилась на две недели. У нас есть время подготовиться к школе, у мужа — сориентироваться на работе. Мы занимаемся поиском жилья, покупкой машины. Привыкаем к размеренному образу жизни, характерному для южных регионов. Изучаем карту местности: благополучные районы соседствуют с беднейшими поселениями — тауншипами, в которые белому человеку заходить категорически не рекомендуется. Планируем поездки на год – сидеть по выходным дома совсем не хотим.

Мы живем в городе Порт-Элизабет, Восточно-Капская провинция. Это промышленный город,который находится на Индийском океане. Как наши Новороссийск или Туапсе — промышленность и пляжи. Здесь находится один из самых больших портов в ЮАР. Город является частью муниципалитета Бухты Нельсона Манделы, население муниципалитета — более 1 млн. человек. Белые — примерно 16%.
Недалеко от города находится мекка серферов — залив Джеффри. В Порт-Элизабет есть аэропорт. До Йоханнесубрга, Дурбана и Кейптауна лететь 1,5 часа.
в 30 минутах езды от города- большой национальный парк Аддо. Сейчас там обитает более 600 слонов.

Моя виза не позволяет работать и даже не разрешает быть официальным волонтером в организациях. Я планирую активно участвовать в жизни школы, как местные мамы. Буду писать статьи и делиться открытиями о жизни в новой стране. Хочу освоить серфинг и пробежать марафон. Скучно не будет.

ника

Дети рады, что мы здесь. Не нужно одевать сто одежек, чтобы пойти погулять. На лужайку к дому прилетают удоды и фиолетовочубые турако. (Я долго гуглила, чтобы найти как называется необычная птица с фиолетовым и зеленым опереньем). На пляже они строят песчаные замки и осваивают бодиборд. Несколько раз мы оставляли их на 3-4 часа в daycare-это что-то среднее между игровой комнатой и детским садом. Каким-то образом они умудряются общаться с местными детьми. Что-то друг другу рассказывают, каждый на своем языке. Сегодня мы ездили в школу, закупили все необходимое прямо в школьном магазине — форму, спортивную одежду, канцелярские принадлежности и даже резинки для волос — они тоже должны быть в цветах школы.

Сегодня в магазине ко мне подошла женщина. Она из России, живет здесь 25 лет. Услышала русскую речь и подошла познакомиться. Я думала, что соотечественников в нашем городе не встречу. А оказывается, они есть, и даже собираются вместе по праздникам.

Жизнь для нас сместилась на час назад. И дело не в разнице во времени, а в солнце, которое ярко светит в окна в пять утра. И когда мы идем на пробежку в 5:15, на улице полно народу — кто бегом, кто на велосипеде, кто-то в это время уже ловит волны.

Впереди — невероятное приключение. В первую очередь мы хотим съездить в Кейптаун. До Кейптауна ведет живописная Дорога Садов, которая сама по себе является одной из самых известных достопримечательностей ЮАР. Далее по плану Драконовы Горы — горная система, большая часть которой включена в Парк Дракенсберг — природный объект всемирного наследия ЮНЕСКО.
За пределами ЮАР, конечно, водопад Виктория на реке Замбези. Водопад расположен между Зимбабве и Замбией. Визы можно получить прямо на границе, так что у туристов есть возможность посмотреть на водопад и со стороны Зимбабве и со стороны Замбии.

Дети мечтают о Мадагаскаре. Я думаю, мы их мечту осуществим.
В моем списке желаний — Ботсвана, сафари на плавучем доме по реке Чобе.
И конечно, Корней Иванович предопределил  наши интересы: Лимпопо, Калахари, Занзибар.

Мы радуемся каждому дню, а через три года загадаем себе новое место для жизни. И наша мечта снова сбудется. У нас нет плана бросать где-то якорь, строить дом. Наша семья привыкла к переездам и мы будем рады после Африки еще лет 10-12 поездить по миру. Где нам захочется осесть – не знаю. Вероятно, не в России.

Комментарии

1

спасибо за рассказ, очень душевный и теплый. Читала и мысленно присутствовала рядом. Спасибо за состояние души и восприятие мира!!1

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв