воркингпапа 2 февраля 2018
Рейтинг: 0

Папа под капельницей: записки отца двухлетнего сына

Продолжение смешных и добрых «Записок неримского папы».

Вышло продолжение книги Олега Батлука «Записки неримского папы». Публикуем отрывки.

В первых «Записках неримского папы» мы вместе с моим свежеиспеченным, с пылу с жару, сыном Артемом проходим путь от нуля и почти до двух. Это наш с ним первый сезон. Во вторых «Записках» речь пойдет о втором сезоне. Нам уже два. «Нам уже два» — так я обычно отвечаю последнее время на вопрос, сколько Артему лет. И порой вижу непонимание и даже раздражение в глазах некоторых.

«НАМ уже два, — так и передразнивают меня эти глаза, — лично ВАМ, Олег, уже под восемьдесят, судя по мешкам под глазами». Но эта фраза — на удивление точная. Ты можешь гордиться, кичиться, пенять, доминировать своими годами, но на самом деле тебе ровно столько лет, сколько лет твоему ребенку.

Новый, второй сезон моего сына — это, безусловно, «Игра престолов». Едва я успевал привыкнуть к очередному персонажу, в которого превращался Артем, как ему тут же отрубали голову.

Для меня первый сезон сериала под названием «Артем» — это, однозначно, «Твин Пикс». Я попал в дремучий лес, где все привычное стало странным, а странное — привычным. Новый, второй сезон моего сына — это, безусловно, «Игра престолов». Едва я успевал привыкнуть к очередному персонажу, в которого превращался Артем, как ему тут же отрубали голову. И на его месте вылуплялась новая сущность, неведомая моей отцовской науке. Кроме того, у нас с сыном началась нешуточная борьба за власть: то я его заставлял съесть кашу, то он вынуждал меня вести его на аттракционы.

ГЛАВА 1. ПАПА ПОД КАПЕЛЬНИЦЕЙ

1. Заслуженные седины.

Однажды утром в ванной я пересчитал новые седые волосы на голове, груди и даже на ногах. И подумал: а ведь это Артём ещё не начал говорить.

2. Валидол нужен?

Жена с Артемом позвонили мне на мобильный телефон по скайпу в режиме видео звонка, когда я ехал в метро. Я ответил, но наушников у меня с собой не было, а громко разговаривать через динамик я постеснялся. В итоге мы только махали друг другу ручкой и перемигивались. В какой-то момент я забыл, где нахожусь, и начал смешить Артёма, строя ему страшные рожи, показывая язык и паралитически тряся головой. И все это без единого звука.

Я очнулся от ощущения липких взглядов по всему телу. Поднял глаза: вагон пялится на меня. Кто-то даже перешёптывается.

А одна сердобольная женщина подошла ко мне и тихонько сказала:

«У меня валидол есть. Нужен?»

А тут жена оставила меня с Артёмом одного в обеденное время. Его нужно было покормить супом. Для человека, который одним росчерком карандаша заводил в болота целые армии, это пара пустяков, согласитесь.

3. Слон на кухне.

Я не большой сторонник шовинистической теории «женщина на кухне, мужчина на коне». Я и в армии-то не служил, поэтому помалкиваю. Рисование карт на военной кафедре — не в счёт. По моим картам наступающие войска неизменно приходили в болото. Но над противоположной мантрой — «кухня это такая тяжёлая работа» — всегда внутренне подсмеивался. (Внутренне — потому что я тряпка и подкаблучник).

А тут жена оставила меня с Артёмом одного в обеденное время. Его нужно было покормить супом. Для человека, который одним росчерком карандаша заводил в болота целые армии, это пара пустяков, согласитесь. Суп был уже приготовлен, остывал в мультиварке. Его оставалось только размельчить, заблендерить и подать клиенту.

В назначенный час я дал Артёму пакетик сока, чтобы отвлечь. А сам перелил суп в специальную емкость, опустил туда блендер и нажал на кнопку. В следующую секунду суп благополучно разлетелся по кухне в разные стороны. Фрикадельки, капуста, картошка — я проделал путь, противоположный готовке. Вермишель живописно свисала с кухонной полки. Увидев это, Артём про себя воскликнул «эгегей, революция, наши в городе!» и начал энергично расплёскивать сок вокруг себя. Я угомонил эту малолетнюю Че Гевару и усадил в комнате на детский закрытый стул со столиком.

Мои диалоги с педиатром Артёма в WhatsApp визуально одинаковы. Гигантские зеленые квадратики сообщений от меня и маленькие узенькие серые полосочки ответов от него.

А сам засел читать инструкцию к блендеру. Со второго раза у меня получилось. Я принёс Артёму тарелку. Пока нёс, я решил одеть на него слюнявчик, так как суп — субстанция жидкая, а у меня руки-крюки, по необъективному мнению некоторых членов семьи. Я поставил суп на коробку с игрушками на полу и стал мастырить слюнявчик. Артем вдруг начал возмущённо ныть и показывать куда-то пальцем. Я обернулся.

Коробка с игрушками почему-то опрокинулась, и суп разлился по ковру. Произошло все тихо, как в немом кино. Видимо, коробка изначально стояла неровно. Или это барабашка виноват, моя любимая версия. Артём же возмущался тем, что игрушечный кот, оказавшийся мордой в луже супа, выглядел так, как будто он вероломно лакает Темкин обед. К сожалению, вылакать его чисто и без остатка плюшевому созданию было не дано. Пришлось убирать.

В итоге я сунул Артёму три сушки и остатки недоразбрызганного сока. А сам осел на диван. Я смотрел в точку и периодически поправлял очки. Потому что у меня дёргался глаз, и очки съезжали.

Теперь даже внутренне я не смеюсь. Легче стартап запустить, чем суп заблендерить.

Так вот вчера эта собака умерла. Могла ли она болеть, например, бешенством и заразить им Артёма через слюну от лая?

9. «Маловероятно».

У Артёма прекрасный педиатр. Нам он достался по наследству от моей подруги.

Помимо личных визитов педиатр консультирует по WhatsApp. Не Артёма, а меня, его папу. Хотя, не исключаю, что уже скоро он будет консультировать там и Артёма на предмет, как вылечить его полоумного папашку от детских болезней, из которых тот так и не вырос.

Консультации по мессенджеру — в пределах разумного, конечно. Анализы там не взять и горлышко не посмотреть (пока).

Мои диалоги с педиатром Артёма в WhatsApp визуально одинаковы. Гигантские зеленые квадратики сообщений от меня и маленькие узенькие серые полосочки ответов от него.

Ну, например. Я пишу:

«Здравствуйте!!! [именно три восклицательных знака — с тремя сообщение быстрей доходит, очевидно] Тут такое дело… [именно загадочное многоточие; он же сразу должен удариться в панику вслед за мной] Артём сейчас в деревне [читай: как ты смел нас туда отпустить, мы же там погибнем!] Там по улице несколько дней бегала беспризорная собака. Она на Артёма лаяла. Правда, издалека. Я его пытался увести с улицы, но он хотел, чтобы собака на него лаяла. Это не странно кстати? Так вот вчера эта собака умерла. Могла ли она болеть, например, бешенством и заразить им Артёма через слюну от лая? Какие-то брызги могли же до него долететь на расстоянии?»

Отправил и сижу жду приговора, как Томас Мор в Тауэре. Время останавливается, посреди лета внезапно наступает лютая зима. Меня знобит.

И вот приходит заветный клац в телефоне. Я бросаюсь у нему и дрожащими пальцами не с первого раза ввожу пароль разблокировки. Я уже заранее подготовил ручку и бумагу, чтобы записывать названия редких лекарств, и загранпаспорт, чтобы бежать в визовый центр, потому что за этими лекарствами скорее всего придётся ехать за границу.

Наконец, передо мной заветное, пять минут годами ожидаемое, сообщение от педиатра:

«Маловероятно».

Я нервно мотаю пальчиком дальше, а дальше не мотается, потому что это все.

И это был пример. Все мои диалоги с педиатром таковы.

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв