воркингмамы 11 августа 2020
Рейтинг: 0

Наталья Эйхвальд: «Утром писала в глянец, а днём была курьером, пока дети в саду»

Интервью с Натальей Эйхвальд, которая открывает новое детское издательство и самостоятельно воспитывает двоих сыновей.

Целеустремленная и самодостаточная, независимая и невероятно жизнерадостная. Наталья Эйхвальд — литературный редактор, которая знает толк в хорошей детской и подростковой литературе и которой мы обязаны изданием не одного десятка великолепных книг.  А сейчас она открыла новое детское издательство с по-настоящему детским названием. 

— Почему издательство называется «Пять четвертей»?

На этот вопрос совершенно точно нет ответа! Ну, разве что такой: «потому что детское». Для меня пятая четверть — это и 101% во всем: в чувствах, эмоциях, событиях, решениях; и лето, которое я, как любой родитель, жду больше всего; и музыкальный размер — один из самых капризных. В общем, очень много всего. Но как показал первый месяц нашей активной работы, — для каждого пять четвертей это что-то свое.

Как привить детям любовь к чтению? Отложить литературного критика и просто покупать то, что им кажется интересным.

— Как родилась идея открыть издательство?

Как там было у муми-троллей: «Есть на свете те, кто остается, и те, кто собирается в путь. И так было всегда. Каждый волен выбирать, покуда есть время, но после, сделав выбор, нельзя от него отступаться». Так мой выбор оказался сделан. И «Пять четвертей» появились на свет. И я благодарна моим партнерам, которые поверили в меня и в мою команду и нас поддержали, и авторам, которые отдали свои тексты в издательство, у которого еще не вышло ни одной книги, – и всё просто потому, что в подписи к письму стоит «Наташа Эйхвальд». Всё это колоссальная ответственность, пальцы потеют, скулы сводит, но я знаю, что всё получится.

— До этого ты была исполнительным директором в «КомпасГиде» и прошла путь от пиар-менеджера до управленца. Что из твоего прошлого опыта тебе сейчас помогает?

Я очень благодарна каждой работе, которая была в моей жизни, «КомпасГид», конечно, не исключение. Я начала работать, когда мне было 10. Моя трудовая открыта в 13 лет и там написано гордо: «Образование среднее. Профессия — преподаватель».

За эти почти 25 лет моей рабочей жизни было многое. Помню, как в 2014-м закрылись три журнала, с которыми я работала, я во второй раз развелась и мне совершенно не на что стало жить: в итоге утром я писала тексты в Cosmopolitan, а после обеда развозила курьерские заказы, пока дети были в садике. Так что даже этот опыт мне пригодился. С тех пор я знаю, что безвыходных ситуаций не существует, а если ты хочешь чего-то добиться, то не бывает вещей, которые тебе не по статусу.

— Как выбираете книги, которые нужно издать?

По велению сердца и законам жанра. На самом деле – читаем всей редакцией, строго обсуждаем, думаем, насколько это наш проект.

Утром я писала тексты в Cosmopolitan, а после обеда развозила курьерские заказы, пока дети были в садике.

— В последнее время детских издательств появляется множество, не боишься конкуренции?

Во-первых, это не так. К сожалению, из нашей 140-миллионной страны не так много людей читают. А уж решаются издавать книги ещё меньше. Всем, кто хочет поспорить, можно погуглить что-нибудь про книжный рынок Швеции. Ну, и сравнить объемы. А во-вторых, у меня всегда смешанные чувства. Вот, например, смоделируем ситуацию, в которой книга, которую я хотела издавать, досталась другому издательству. Я выругаюсь, конечно, но на себя. А так — порадуюсь за автора и буду надеться, что качество издания не подкачает.

— В чём отличительная черта издательства «Пять четвертей»?

Хочется верить, что это будет мой личный 101%: мой и моей команды.

Если ты хочешь чего-то добиться, то не бывает вещей, которые тебе не по статусу.

— Чем порадует издательство в ближайшее время?

Первые книги ждем уже в сентябре. Подписываем в печать на следующей неделе совершенно роскошные повести Виктории Ледерман и Тамары Михеевой.

— По образованию ты журналист, как ты пришла в издательский бизнес?

На журфаке МГУ раньше была одна группа, на которую люди решались обычно не сразу и очень с трудом. Я до сих пор не помню, почему я выбрала именно её, ведь были и газета, и радио, и фантастическое ТВ, и PR, тогда невероятно модный. Но в свои 16 я предпочла литературно-художественную критику. Видать, перечитала Джека Лондона, который был уверен, что в критики идут только писатели-неудачники. Но факт в том, что не было ни одного дня с того лета 2002 года, когда я бы пожалела о своем выборе. Так вот, после литературной критики «издательство» звучит очень логично. Хотя я уходила из книжек навсегда не раз и не два: возвращалась в журналистику, работала в музеях, но исход всегда один: меня начинает тянуть в книги и мне становится всё равно, что это невероятно трудоемкий процесс, который в итоге займет всю твою жизнь.

—Как удается совмещать семью и работу?

Никак. Но я перестала по этому поводу рефлексировать. Мне очень повезло с домашними, они гордятся мной и поддерживают меня во всех моих сумасшедших историях. Надо закинуть на работу к 6.30, потому что в это время еще не жарко и хорошо думается? Пожалуйста. Рабочая суббота? «Милая, я приготовлю ужин и напиши, где тебя подхватить». Я очень им за это благодарна.

Если ты не захочешь предложить эту книгу своим детям, значит, точно не стоит её издавать.

— У тебя двое сыновей. Расскажешь немножко о них?

Да, у меня двое детей: мальчик и мальчик. Роме уже стукнуло 11, Игнату скоро исполнится 9. Рома читает по 5 книг в неделю, строит роботов и программирует, Игнат обожает комиксы и водит девочек на свидания. В общем, они совершенно разные дети: я часто говорю, что если их смешать и разделить пополам, то всё будет в меру. Но уверена, что будет скучно, поэтому лучше так.

— Всегда было интересно: ты издаешь крутые, по-настоящему классные книги для детей и подростков, а твои дети их читают?

Спасибо. Да, мои дети читают, конечно. И вообще, я всегда ориентируюсь на внутренний голос, который говорит, что, если ты не захочешь предложить эту книгу своим детям, значит, точно не стоит её издавать. К слову, они читают ещё и «Розовый жираф», и «МИФ». И если бы в «МИФе», например, была бы платиновая карточка читателя, то она однозначно была бы у моего старшего сына. Весь детский нонфишкн в доме именно оттуда.


— Можешь дать советы, как привить детям любовь к чтению?

Читать вместе, читать самой. Дать, наконец-то, детям возможность выбирать, что они хотят читать, и не вмешиваться. Отложить литературного критика на дальнюю полку и просто покупать то, что им кажется интересным.

— Кто помогает с детьми, пока ты на работе?

Конечно, мы живем с няней, достаточно давно. У меня нет старших родственников. Поэтому, если няня в отпуске, а мне нужно работать, то с детьми помогают друзья. Один мой очень близкий друг даже требует от меня майку, на которой должно быть написано: «Я не отец этих детей». Говорит, что я ему личную жизнь порчу, но при этом безропотно соглашается отвести Рому на робототехнику или младшего на рок-н-ролл, если я в командировке.

— Чем обычно занимаетесь всей семьей?

На самом деле, всё как у всех. Выспаться, поиграть во что-нибудь, сгонять в кино, вывести на длинную прогулку нашего главного зверя. У нас дома живет шестилетний пес Сатори, сибирский хаски.

Один мой очень близкий друг требует от меня майку, на которой должно быть написано: «Я не отец этих детей».

— Используешь какие-то системы планирования или тайм-менеджмента?

Знаешь, я как рыбка Дори из всем известного мультика: если я не записала это в гугл-календарь, то этого не существует. Оперативной памяти уже не хватает, чтобы помнить все. Но я старательная девочка и всё записываю.

— Поделись секретами воспитания настоящих мужчин.

С удовольствием, лет через 10, когда пойму, что мне удалось!

— Как ты сама отдыхаешь?

Мне не часто это удаётся, но если уж да, то я буду гулять, есть мороженое, смеяться и не читать книги!

— Самая любимая книга – это…

Та, что еще не издана.

Я как рыбка Дори: если я не записала это в гугл-календарь, то этого не существует.

— Можешь составить топ-5 лучших книг для детей от 7-8 лет?

Давай оговоримся сразу: это мой личный топ. «Асино лето» Тамары Михеевой, серия Тимо Парвелы про девочку Эллу, сказки Анастасии Строкиной, «Василькин» Виктории Ледерман и весь Хокинг для детей. Он, конечно, чуть на постарше, но мои дети читали его как раз в 8.

— Есть книги, которые помогли тебе иначе взглянуть на материнство, родительство? Были твоим личным компасом как мамы.

К сожалению, мне было жутко некогда всё мое материнство. Сначала я даже побыла в декрете (месяца 4), потом начались подработка за подработкой, потом я второй раз забеременела, а Роме в это время поставили диагноз «аутизм». После – ещё стопка работ, развод, кризис, переезд за переездом. В общем, как-то сложно мне ответить.

На третьего ребенка я решилась только что — это «Пять четвертей». Если когда-то решусь на четвертого и рожу девочку (а я всегда собираюсь рожать девочку, это нужно учитывать), то обещаю себе, что буду хотя бы полгода вести себя, как приличная мать.

— Как не сойти с ума и не погрузиться полностью в помощь ребенку, забыв о себе и своих потребностях? И что самое главное ты можешь посоветовать мамам детей с аутизмом?

Слушай, тут такая история. В какой-то момент ты погружаешься в любого ребёнка, ты прекрасно понимаешь, что у кого-то это период длится месяц, а у кого-то добрые 15 лет. И здесь нет правильно варианта. Конкретно в моем случае у меня не было вариантов. Психиатры, психологи, игротерапевты, частная школа, так как с государственной у Ромы не сложилось, — всё это стоит денег. А с неба, как известно, они не падают.

И тогда я поняла, что люблю его не за свои планы на его жизнь, а просто потому, что он мой ребенок.

А вообще я очень благодарна своему ребенку: он объяснил мне, что такое любовь. Помню, как я лежала в роддоме, а он лежал у меня на груди и я прокручивала в голове: «В его 16 я скажу ему, что на журфак только через мой труп. В 15 предложу вместе пополам раскурить сигарету, чтобы потом неповадно было. А в 7 он пойдет в музыкалку». А потом ему исполняется два года и я получаю обухом по голове — «аутизм». И тогда я поняла, что я люблю его отнюдь не за вот эти свои планы на его жизнь, а просто потому, что он мой ребенок. Самый удивительный и тонкий.

Что посоветовать, я даже не знаю. Аутизм — штука непростая. Двух одинаковых детей тут не бывает. У всех свои сложности. Нужно лишь день простоять и ночь продержаться. Так что стоит просто идти вперед, отгоняя самую страшную мысль: «Что будет с моим ребенком, когда меня не станет».

Мечтаю быть «Мартином Иденом», в котором переписали конец.

— Людей нередко сравнивают с книгами, так их интересно читать. С какой книгой ты можешь сравнить себя? А своих сыновей?

Мечтаю быть «Мартином Иденом», в котором переписали конец. А мои дети выберут свою книгу сами. Правда, думаю, чуть позже.

— По работе ты читаешь очень много, а для души?

Успеваю очень мало читать. Невероятно мало. Берусь за взрослую книгу, когда её уже прочли все, и становится стыдно, что ты не можешь поддержать разговор.

— А детям перед сном читаешь?

Нет, уже нет. Иногда они читают мне.

Хочу купить себе кружку, на которой будет написано: «Делай хорошо, плохо само получится»

— Твои идеальные выходные с семьей – это..?

Это выходные с семьей. Мне всё равно, чем заниматься. Если мы делаем это вместе, значит, у нас точно неплохо выйдет!

— Поделись своими мечтами, планами?

Из ближайшего: хочу купить себе кружку, на которой будет написано: «Делай хорошо, плохо само получится», а то я что-то расслабилась. Потом сдать первые книги в печать. Прочитать те 40 рукописей, которые каждый день смотрят на меня из почтового ящика. Ну, и ждать первого сентября. Как известно, новый год начинается именно осенью!

***

/ Вопросы: Людмила Чиркова
Фото: Кристина Ризос

 

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв