психология 19 января 2018
Рейтинг: 0

«Проявляя агрессию, подростки ищут любви»

О подростковой агрессии и ошибках родителей беседуем с Ларисой Сурковой, семейным и детским психологом и мамой 5 детей.

– Нас всех напугала история про пермскую школу, где старшеклассники напали на учеников. То же самое повторил школьник в Бурятии. Откуда берётся подростковая агрессия, что могут сделать родители, чтобы направить её в мирное русло?

 

Уровень агрессии по отношению к детям у нас зашкаливает. А агрессия порождает агрессию.

– Подростковая агрессия – она нормальна. В определённой степени агрессия в этом возрасте нормальна, а вот это поведение – многофакторно. Первый и самый главный фактор – это семья. Дети, которые на это идут, имеют проблемы в семье. Не знаю подробностей о семьях детей, участвовавших в событиях в Перми, в этом будут разбираться коллеги на местах, но могу предполагать, что проблемы там есть. Возможно, были травматичные разводы, возможно, дети не общаются со своими отцами, или отцы не играют достаточной роли в жизни детей. Потому что здесь явно сломана мужская линия поведения. Они не понимают, кто такой мужчина и как он проявляется.

То, что была Бурятия, это тоже не финал. Это будет повторяться. И чем больше такие случаи будут обсуждаться в СМИ, тем больше их будет становиться. Ведь только взрослые смотрят на это с позиции осуждения, безопасности. Подростки смотрят с позиции героизма: они герои, они на всех каналах, их жизнью заинтересовались. А детская психика эту заинтересованность воспринимает как любовь. И детям кажется, что так их любят. И если общество обращает на них внимание, значит, их любят.

Родители с детьми говорят о школе, они не говорят о жизни, не интересуются детьми.  Основная потребность подростка в семье проста, – это любовь. И понимание.

– Какова основная потребность подростков в семье, что могут и должны прежде всего давать родители?

– Основная потребность подростка в семье проста, – это любовь. И понимание. Которых нет. Дети теряют понимание гораздо раньше, в возрасте 10-11 лет, когда приоритетом родителей – сломанным приоритетом – является школа, ЕГЭ. Нет у нас, у родителей, отношений с детьми. Родители с детьми говорят о школе, они не говорят о жизни, не интересуются детьми. У нас очень много родителей, которые сами находятся на грани выживания, бьются за то, чтобы у детей всё было, чтобы их не осудили. Им самим хочется казаться хорошими. У них нет сил на общение с детьми. И здесь уже стоит вопрос подготовки родителей, так как уровень агрессии по отношению к детям и вообще нервозности в обществе у нас зашкаливает. А агрессия порождает агрессию.
Ведь вопрос здесь даже не в безопасности. Можно к каждому подростку охранника приставить – и они всё равно будут друг друга зубами грызть.

Авторитет нельзя выбить или завоевать, его можно только сформировать постепенно, изо дня в день показывая положительные примеры своему ребёнку.

– Кому подражают подростки. Могут ли родители влиять на то, какие кумиры будут у подростков? Понятно, что авторитет и доверие родители могу завоевать, лишь постоянно находясь в хороших отношениях с детьми. Совсем ли поздно строить отношения, когда ребёнок уже в подростковом возрасте?

– Вопрос про кумиров принципиален в том, что кумиры у подростка должны быть. В советские времена, и сейчас любят над этим посмеяться, были нормальные кумиры. Пусть они были выдуманные, но они были о любви к Родине, о чести, о достоинстве. Сейчас кумир – это тот, кто на экране телевизора, кого обсуждают, у кого много лайков и подписчиков в соцсетях. И подростки равняются именно на это. Целое поколение у нас выросло на передачах типа Дома-2.

Отношения с детьми, конечно, нужно строить с их рождения. Авторитет нельзя выбить или завоевать, его можно только сформировать постепенно, изо дня в день показывая положительные примеры своему ребёнку.

– Что делать во время подросткового кризиса? Вот тем родителям, которым некогда самим осознать и подумать, но которые готовы прислушаться.

– Подростковый кризис наступает с 10-17 лет. Первый этап – 10-13 лет, как правило. Помочь подростку в этот период сложно, но возможно при соблюдении простых правил.

Первое – разговор. Это когда без криков и вопросов «Ну что там в школе? Убрал в своей комнате? Хватит сидеть у компа!» Разговор – это про эмоции, чувства, жизнь, про друзей, и про ваши переживания тоже.

Также полезно ограничивать время на интернет. Да, сложно. Но ищите варианты. Торгуйтесь, в конце концов. Это вам только кажется, что все зло в телевизоре. Интернет – помойка, особенно, если он заменяет реальную жизнь.

Если он сидит тихонько в компьютере, отстранился от вас, наносит себе увечия (например, мелкие порезы, уколы), – это всё подозрительно и опасно! Хуже агрессии и хамства.

Я знаю, что у родителей иногда опускаются руки, что хочется сказать «да делай ты, что хочешь», знаю и жалею вас. Понимаю, как это больно, что это уже не малыш; что мы – не авторитет. Всё знаю. Но есть одна ещё более печальная вещь. Кроме вас, ваш ребёнок не нужен никому. Мы можем биться головой; ругать школу и страну, но этого уже не изменить. И нужен он только нам, и вся ответственность будет только на нас.
Он – ваш ребёнок. Хамит, огрызается, ни во что вас не ставит, психует, злится, стучит дверьми, плохо учится, редко моется и вещи по всему дому? Да, и это тоже ваш ребёнок.

Бойтесь замыкания в себе. Если он сидит тихонько в компьютере, отстранился от вас, наносит себе увечия (например, мелкие порезы, уколы), – это всё подозрительно и опасно! Хуже агрессии и хамства. Психологи этого боятся. И придётся напомнить — очень много у нас подростковых суицидов. И группы смерти тут ни при чем.

За своих детей мне тоже страшно. Но лучшее, что я могу сделать, – это не прятать их от мира; все обсуждать; переживать и помнить, что всё пройдёт, а это – навсегда мой любимый ребёнок.

Все статьи Ларисы Сурковой

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв