Школа 6 сентября 2018
Рейтинг: 0

Что делать, если ребёнок не хочет в школу

Разбирается педагог, психолог и автор серии бестселлеров "Ленивая мама".

Публикуем отрывок из книги Анны Быковой «Школьники ленивой мамы»:

***

Ребенок не хочет в школу

Дано: ребенок, любим, обласкан. Ответственные родители к школе его готовили заранее и по всем правилам. Школу выбрали самую лучшую, учитывая максимум критериев. Прекрасный учитель, к которому привели рекомендации знакомых и счастливый случай. Было много тревог: «Поступит – не поступит?», «Возьмут – не возьмут?», «Попадем к этому учителю или нет?» И вот, наконец, вся неопределенность позади, все случилось наилучшим образом. Как говорится, учись – не хочу… И ведь реально не хочет. Не хочет идти в прекрасную школу к прекрасному педагогу.

А почему он, собственно, должен туда хотеть?

И еще вопрос: «А вам, родители, всегда хочется на работу?»

При воспитании детей я всегда провожу аналогию с взрослой жизнью. Это даже проще, чем пытаться поставить себя на место ребенка. И хорошо проясняет ситуацию.

Да, мне тоже не всегда хочется на работу. Но надо. Причем, надо не вон тому сферическому коню в вакууме, а мне самой. Работа приносит мне деньги, деньги обеспечивают удовлетворение потребностей. То есть, у меня есть материальная мотивация к работе.

А еще бывает так, что работать – нравится, что от работы душа поет и хочется творить. Например, когда я получаю одобрение, признание, благодарность. Или вижу результаты своего труда, и они меня радуют. Это нематериальная мотивация.

А еще бывает так, что проект изначально не приносит ни прибыли, ни признания, ни ощутимых результатов… Но есть убеждение, что через определенный промежуток времени все старания и вложения окупятся. И тогда будут и деньги, и признание. Это мотивация через понимание перспективы, или перспективная мотивация

Какая есть мотивация к учебе у вашего ребенка? Получает ли он одобрение, признание? Есть ли у него удовлетворение от результата? Есть ли понимание, для чего ему нужно ходить в школу? Значимо ли это для него?

Реальность такова, что далеко не вся информация, полученная в процессе обучения, когда-либо пригодится в жизни. Навык вычисления площади криволинейной трапеции, например, оказался совершенно невостребованным в моей нынешней профессии.

Помогите ему осознать ценность образования, понять, для чего он учится и как ему это пригодится в дальнейшей жизни. Спросите, чего ребенок хочет для себя в будущем. А потом покажите, как учеба поможет достигнуть желаемого. 

«Хочу быть летчиком». –  «Тогда тебе очень нужны знания физики и математики».

«Хочу быть врачом». – «Тогда тебе необходимы химия и биология». «

Хочу стать директором международной сети ресторанов». –«Тебе очень пригодятся математика, обществознание, английский».  

То есть мы создаем перспективную мотивацию.  Такой подход сработает, когда у ребенка уже есть конкретная цель.

«Хочу быть бизнесменом и зарабатывать много денег» – цель менее конкретная. Создать перспективную мотивацию тут сложнее. Но и в этом и в других случаях можно не выделять какой-либо отдельный предмет. Важно формировать ценность не отдельных предметов и знаний, а самого процесса обучения.  Потому что в процессе обучения неминуемо происходит развитие. Реальность такова, что далеко не вся информация, полученная в процессе обучения, когда-либо пригодится в жизни. Навык вычисления площади криволинейной трапеции, например, оказался совершенно невостребованным в моей нынешней профессии. Но я за это на школу не в обиде. Ценность обучения не в том, чтобы получить некий объем знаний, а в том, чтобы выработать навык обработки информации, развить память, речь, логическое мышление, способность устанавливать причинно-следственные связи.
Мне очень нравятся слова Ломоносова: «Математику уже затем учить надо, что она ум в порядок приводит». Заучивание аксиом  тренирует память. Доказательство теорем развивает способность логически обосновывать свою точку зрения, убеждая оппонента. Применение формул помогает выстраивать аналогии и адаптировать чужой успешный опыт под свои актуальные задачи. Решение задач про трубы в бассейне, в которых вода втекает и вытекает, – это подготовка мозга к решению других жизненных задач. Про семейный бюджет, например, или рентабельность бизнеса – там тоже деньги втекают и вытекают… В любом школьном предмете можно найти пользу для себя.

Ваша задача – формировать культ образованной личности, а не создавать в душе ребенка когнитивный диссонанс: «Родители критикуют школу, рассказывают, как им самим было плохо в школе, и при этом принуждают меня в нее ходить и строго спрашивают за оценки. Где логика?»

Конечно, вы можете начать спорить и доказывать, что школьная программа избыточна, что многие изучаемые факты не несут практической пользы для жизни. Что лучше бы детей учили… (вставить нужное, на ваше усмотрение). Только при таком подходе вы не сможете повысить мотивацию на учебу у своего ребенка. Да, традиционная общеобразовательная школа – это не идеальный вариант получения образования, не самая развивающая среда. Но если ваш выбор все-таки пал на эту форму получения образования, имеет смысл концентрироваться на ее сильных сторонах, а не критиковать систему при ребенке. Ваша задача – формировать культ образованной личности, а не создавать в душе ребенка когнитивный диссонанс: «Родители критикуют школу, рассказывают, как им самим было плохо в школе, и при этом принуждают меня в нее ходить и строго спрашивают за оценки. Где логика?»

Для психологического комфорта в школе должна быть надежная база – психологический комфорт дома, в семье. Психологический комфорт в семье включает в себя единство требований родителей и понятные жизненные ориентиры.

Важно выработать в семье единое мнение относительно школы, чтобы не допускать расхождений во взглядах мамы и папы на учебу ребенка. Представьте ситуацию. Папа транслирует ребенку мысль, что оценки в школе вообще не главное, что троечники лучше устраиваются в жизни, чем отличники, а учителя все неудачники, потому что нормальный человек за такую зарплату работать не будет. Мама же не просто уважает, но даже побаивается учителей, сильно переживает из-за оценок, расстраивается, если по итогам четверти ребенок не стал отличником, и принуждает ребенка исправлять четверку на пятерку. Папа спорит с мамой, мама спорит с папой. Возникает конфликт лояльности. Ребенку нужно выбирать, к чьему мнению присоединяться, а с кем входить оппозицию. Для психологического комфорта в школе должна быть надежная база – психологический комфорт дома, в семье. Психологический комфорт в семье включает в себя единство требований родителей и понятные жизненные ориентиры.

«Так если бы общались, а то ведь уткнутся в экран». Это современный формат общения. Он такой же нормальный для нового поколения, как посиделки в подъездах с семечками для подростков из девяностых.

А если у ребенка пока нет ни мечты, ни цели относительно будущего? Если все его мечты – в настоящем. И в этом настоящем он хочет только гулять и «тупить в Интернете» Это, товарищи родители, тоже совершенно нормально, соответствует возрастным нормам. В подростковом возрасте (от 10 лет) ведущим видом деятельности становится общение со сверстниками. И они общаются. Они учатся заводить знакомства, строить отношения, выбирать друзей, проявлять симпатии, завоевывать авторитет, разрешать конфликты, отстаивать свое мнение – это всё необходимые жизненные навыки. И не только для карьеры. Им ведь еще потом семью создавать…

«Так если бы общались, а то ведь уткнутся в экран». Это современный формат общения. Он такой же нормальный для нового поколения, как посиделки в подъездах с семечками для подростков из девяностых.

«Целыми днями смотрит видеоблогеров! Ладно бы, чему полезному учили. А то кривляются на камеру». Это не очевидно, но тоже имеет отношение к развитию ребенка. Через просмотр «кривляющихся видеоблогеров» можно учиться искусству самопрезентаций.

С позиции подростка: «Учеба крадет у меня время. Можно было бы столько интересного увидеть». С позиции родителя все с точностью до наоборот: «Он бездарно тратит время! Смотрит всякую ерунду, вместо того чтобы учиться! Можно было в это время читать дополнительную литературу по предметам!» Минус ситуации «все мечты в настоящем» в том, что сложно подобрать аргументы в пользу образования. Но можно попробовать создать материальную мотивацию: пообещать вознаграждение за хорошие оценки (особенно эффективно для «правильного ребенка»)

Или нематериальную мотивацию: создать ситуацию успеха (особенно эффективно для «звездного ребенка»).

Если вас что-то смущает в отношении ребенка к школе, попросите его нарисовать лесную школу, школу зверей. Рисунок расскажет, как ребенок воспринимает одноклассников и учителя.

Диагностика. Что не так в этой школе?

Если ребенку в школе хорошо, то он с радостью туда бежит, позитивно отзывается об учителях и одноклассниках, а за выходные успевает соскучиться по школе. И если все хорошо, то желания провести диагностику у родителей обычно не возникает. Нет в этом необходимости.

Но бывает так, что ребенок в школу идет с неохотой и использует любой предлог, чтобы не пойти. То на боли в горле жалуется, а горло не красное. То надрывно нарочито кашляет, изображая простуженного. То с животом загибается, сообщая трагическим голосом: «Наверное, что-то не то съел». Со временем мама учится определять, где реальное недомогание, а где банальное симулирование.

– Знаешь, когда так сильно болит живот, обычно еще отдает в левую пятку.

– Ой-ой, мамочка, левая пятка тоже болит.

– Всё ясно…

Итак, ребенок симулирует, но причина симулирования остается неизвестной. Не каждого ребенка можно вывести на откровенный разговор. Не всегда нежелание идти в школу связано с ленью и отсутствием интереса к учебе. Бывает, что ребенок хочет учиться, но подальше от школы. Бывают конфликты с одноклассниками, бывает агрессия со стороны учителя, бывает страх оценки.

Если вас что-то смущает в отношении ребенка к школе, попросите его нарисовать лесную школу, школу зверей. Рисунок расскажет, как ребенок воспринимает одноклассников и учителя. Рисуя школу зверей, ребенок в сознании абстрагируется от реальной ситуации, но бессознательно выплескивает на бумагу именно свои проблемы. На этом факте строятся все проективные диагностические тесты.

Например, у одного дошкольника, которого  родители уже начали сверхактивно готовить к серьезной гимназии, на рисунке «школа горела», а «учительница-черепаха не успела уползти»… Вот так в рисунке ребенок выразил свое отношение к школе и к учителю: «Да гори оно всё синим пламенем».

Рассматривая рисунок ребенка, обратите внимание, кто учится в лесной школе – хищники или милые зайчики? Если хищники, то, вероятно, ребенок чувствует какую-то опасность от одноклассников.

Попросите ребенка рассказать историю по рисунку. Это будет история про вашего ребенка в школе.

«Вот учитель-дерево. Ученики – зайчики, белочки. Учитель ругается, потому что они все бегают. Он же дерево и бегать не умеет. А бегающих учеников ему учить трудно, вот он и ругается».

«Вот учитель. Да, он человек. Он тут дрессировщик. А остальные – дрессированные собачки.  А вот эта плохо дрессируется, всегда в углу».

«Вот учитель – жираф. Ему нужна такая длинная шея, чтобы видеть, как пишут даже на последней парте. Это лев, это бегемот, это обезьянка, которая вечно кривляется. А это сказочный единорог. Он лучше всех учится, но с ним никто не дружит». (Со мной никто не дружит, меня никто не понимает.)

«Вот школа. А тут никого нет и темно. Потому что ночь». (Я даже в рисунке не хочу быть в этой школе.)

Если страхи связаны с учебным процессом (страх контрольной, оценки, замечания), обратить внимание на свой стиль общения с ребенком: не слишком ли вы строги и требовательны?

Если ребенок не любит рисовать или отказывается, мотивируя тем, что «уже вырос из этого возраста», можно попросить его сочинить истории про девочку или мальчика, которые ходят в школу. (Пол должен соответствовать полу ребенка, для которого эта диагностика проводится.)

Задаем начало рассказа, а дальше ребенок предлагает свое продолжение. Рассказ всегда должен хорошо заканчиваться. Если ребенок придумал страшный, тревожный, печальный сюжет, ведем вместе с ним сюжет к благополучному завершению. При этом для себя отмечаем, что все, что придумывает ребенок, каким-то образом относится к его реальным переживаниям.

Начало может быть таким: «Мальчик зашел в класс и испугался, потому что увидел…»

Продолжение истории –  это диагностика имеющихся у ребенка страхов. Ответы могут быть разные. Например:

– он забыл переодеть сменную обувь, и сейчас его будут ругать (сложности с дисциплиной, страх наказания);

– учитель пишет на доске задание, значит, будет контрольная работа (сложности с учебой, страх оценки);

– мальчик, который всегда дерется, выздоровел и  снова пришел в школу (сложности в общении с одноклассниками);

– вместо учителя за учительским столом сидит зомби (сложности в общении с педагогом).

(В варианте с зомби ребенок выдает эмоциональное состояние педагога. Выгорел. Уже не живет работой…)

Другие варианты начала рассказа: «Однажды

– мальчик пришел в класс и очень обрадовался, потому что увидел…

– мальчик пришел в класс и очень огорчился, потому что…

– мальчик пришел в класс и очень удивился, потому что…

– мальчик пришел в класс и узнал, что из всех детей сегодня будут только двое: он и еще…»

 

Нарисуйте лесенку из десяти ступенек и попросите ребенка разместить на ступеньках ребят из класса и его самого. Не всех ребят –  достаточно четырех-пяти человек, но только пусть ребенок выберет сам. (Фишка в том, что выберет он наиболее значимых для себя людей.)

 

Тут могут быть позитивные и негативные сценарии.

Позитивный: мальчик и его лучший друг весь день дурачатся в классе. А еще они получили кучу пятерок по всем предметам.

Негативный: в классе только двое – мальчик и его заклятый враг, от которого весь день надо прятаться, потому что он всегда всех бьет,  в классе уже никого не осталось, «все с переломами в больнице лежат». Очевидно, что за детской фантазией кроется реальный страх. Тут не стоит ограничиваться одним предложением – это неинформативно. Обязательно нужно выяснить наводящими вопросами, в каких все-таки отношениях «хороший» мальчик из рассказа  со вторым ребенком и как развивались события дальше. Спросите: «А что мальчики стали делать?», «Что случилось потом?», «Неужели они так и были вдвоем?»

Если у ребенка сложности с учителем, то он будет говорить про учителя в негативном ключе. И здесь можно самим придумывать отправные точки историй, задавать наводящие вопросы, если захочется узнать конкретно про что-то.

Естественно, после диагностики возникает вопрос: «Вот, нарыли информацию, и что теперь со всем этим делать?»

Когда в историях всплывает очень много негатива, и  именно по поводу учителя, имеет смысл присмотреться к педагогу, к его стилю общения с детьми, попросить о возможности присутствовать на каком-нибудь уроке. А дальше – либо меняйте отношение ребенка к учителю через разговоры, либо поменяйте учителя, перейдите в другой класс.

Если налицо страх, связанный с кем-то из  одноклассников, можно попросить учителя понаблюдать, кто обижает ребенка.

Когда ребенок испытывает сложности в общении с  одноклассниками – не с одним, а со всеми сразу, обратитесь за помощью к учителю или школьному психологу. Что, на их взгляд, мешает общению? Найдите время посетить внешкольные мероприятия, попробуйте посмотреть на своего ребенка со стороны – как он выстраивает свои отношения с другими, подумайте, что можно сделать для исправления.

Если страхи связаны с учебным процессом (страх контрольной, оценки, замечания), обратить внимание на свой стиль общения с ребенком: не слишком ли вы строги и требовательны?

Если самооценка у ребенка невысока, из его ответов можно понять, как ее повысить. Убедите его, что школьные оценки – не самое главное, и вовсе не они определяют, хороший  человек или плохой.

Еще один вариант диагностики связан с самооценкой ребенка.

Нарисуйте лесенку из десяти ступенек и попросите ребенка разместить на ступеньках ребят из класса и его самого. Не всех ребят –  достаточно четырех-пяти человек, но только пусть ребенок выберет сам. (Фишка в том, что выберет он наиболее значимых для себя людей.) Объясните, что чем выше на ступеньке мальчик или девочка, тем он лучше, не поясняя, чем лучше. Потом из ответов ребенка можно понять, на какой критерий он опирался. Обратите внимание, на какой по счету ступеньке ребенок разместит сам себя. Считается, что при адекватной самооценке, ребенок нарисует себя в промежутке от четвертой по девятую ступеньку. Для детей младшего школьного возраста нормальным считается выбор  верхних ступенек, с пятой по десятую. После этого предложите ребенку отметить цветными карандашами, на какую ступеньку его бы поставили мама, папа, учитель. Посмотрите, есть ли расхождение в том, куда ребенок ставит себя сам, и куда, по его мнению, его бы поставили другие люди. Можно спросить: «А почему сюда?» Ответ диагностичен: «Я поставил себя ниже Дениса, потому что Денис лучше учится и его учитель часто хвалит», «Мама меня бы поставила выше, чем учитель, потому что мама знает, что я сильно стараюсь, а учитель говорит, что я не стараюсь», «А папа меня бы на вторую ступеньку поставил. Потому что он говорит, что я лодырь и слабак».

Если самооценка у ребенка невысока, из его ответов можно понять, как ее повысить. Убедите его, что школьные оценки – не самое главное, и вовсе не они определяют, хороший  человек или плохой. Предложите вспомнить свои хорошие качества. Поговорите с папой, чтобы он перестал критиковать ребенка. К счастью, самооценка может меняться. Особенно если целенаправленно над этим работать. Например, создавать ситуацию успеха.

 

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв