Иностранные языки 10 февраля 2021
Рейтинг: 0

«От билингвизма нас спасли логопед, невролог и психиатр»

Почему учить ребёнка двум языкам с рождения – не лучшая идея для всех. И как преподаватель английского и кандидат наук решила не делать из своей дочери билингву.

Двуязычные дети — это достижение как для мамы, так и для ребенка. Но подобная нагрузка подходит не для всех семей. Эту историю нам рассказала Алёна, преподаватель английского и кандидат наук. Она приняла решение не делать из ребенка билингва, несмотря на давление профессиональной среды и семьи.

Моей дочери Соне 9 лет. Её папа – американец, но мы вместе жили очень мало. Мы с бывшим мужем познакомились и поженились в Самаре. Мэтт приехал работать преподавателем в языковую школу. Наш первый семейный год прошел тоже в Самаре, а потом Мэтт уехал работать в Эмираты, а я уехала в Москву. Сейчас мы с дочерью живем в Подмосковье. В США мы приезжаем только в отпуск навестить папу Сони и его родственников.

Мы начали заниматься английским с Соней в 6 лет. Сейчас, в свои 9 лет, она общается со своей американской родней на английском на видеозвонках. Она смотрит детские сериалы на английском в качестве поощрения, также мы читаем детские книги на языке. Иногда Соня находит в себе желание сделать пару упражнений на грамматику, но только в играх. Поездки в США, тесный контакт с родственниками и местными детьми вызывают вспышки интереса и готовность учиться дальше.

Соня не успела по-настоящему окунуться в двуязычную среду: с первым годом жизни папа поздравил дочь уже по видеозвонку. Но билингвальной Соня не стала не только из-за развода. Первые годы жизни ребенка я в большей мере была занята выживанием. Все силы уходили на то, чтобы поддерживать баланс между ребенком, работой и карьерным развитием.  

На филфаке не преподают лексику и контекст для сюсюканья с малышами:  такие материалы нужно искать самой.

Для меня ребенок-билингв — это в первую очередь героизм матери, который требует самоотдачи, дисциплинированности, смелости и решительности. На филфаке не преподают лексику и контекст для сюсюканья с малышами:  такие материалы нужно искать самой. А еще нужно ежедневно с утра до вечера разговаривать на неродном языке, не обращая внимания на усталость и настроение.

Самое большое давление по поводу билингвизма я испытала от бывшего мужа. Он как-то услышал на улицах города, как одна мама разговаривала со своим малышом на английском. С тех пор при любой возможности он приводил мне эту энтузиастку в пример. Как-то раз Соня в очередной раз не поняла его. Он орал на весь отель: This is pathetic! 

Давление мужа, коллег, родителей не принесло никакой пользы, кроме неврозов и развивающейся аллергии на детский английский у нас обеих. Нас спасли логопед, невролог и психиатр.
На занятиях с логопедом мы узнали, что нам нужно сначала поставить русские звуки и только потом расширять картину мира ребенка. Невролог и психиатр рекомендовали не наседать с обучением и чаще давать ей быть просто ребенком и играть. 

Я не видела проблемы в том, чтобы выучить язык позже, когда мозг ребёнка будет более развит и способен к усидчивому обучению. Я держала в голове собственный пример, когда благодаря трудолюбию и усилиям я поступила в ведущий языковой вуз города. И это при том, что я начала учить английский лишь в старших классах. 

Соня мне запрещала говорить с ней по-английски, вплоть до истерики. Сейчас говорит, что ей было просто лень.

С родной речью и русской культурой Соню знакомила бабушка, которая проводила с ней большую часть времени. Поэтому недостатка в культурном самоопределении у Сони не было. Я как увлеченная работой карьеристка проводила время с ребенком по вечерам и в выходные. Вреда от моего английского для родной культуры не было.

Другая важная причина, почему я не стала наставить на билингвизме, — это протест ребенка. Соня мне запрещала говорить с ней по-английски, вплоть до истерики. Никакие ухищрения и уловки не помогали вовлечь в игру. Ей хотелось, чтобы мама разговаривала с ней на родном и понятном языке. «Мне надоел твой английский! Ну почему ты выбрала американского папу для меня? Теперь из-за этого мне нужно учить английский?», — говорила она. Английский ассоциировался с опасностью и чужой тетей. Сейчас Соня говорит, что ей было просто лень.

Я бы хотела прочитать такую статью 9 лет назад. Это сэкономило бы мне кучу нервов и спасло от бессмысленного самоедства. Мы вместе с Соней могли бы проводить больше времени, просто наслаждаясь друг другом без целей и достижений. 

Я поддерживаю мам, у которых получилось вырастить ребенка билингвом. Это действительно большое достижение, достойное признания. Но этот путь подходит не всем детям и мамам. 

На собственном опыте я еще раз осознала, что важно внимательно прислушиваться к своему ребенку. Нужно слушать себя и не поддаваться давлению окружения, будь то инстамамы или собственный муж. Мама и ребенок должны прежде всего заряжаться энергией от бесценных моментов вместе. Билингва — не самоцель: выучить язык можно и позже, без ущерба для здоровья и  карьеры.

 

Комментариев нет

Написать отзыв

, чтобы опубликовать отзыв